• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Переход «учеба-работа»: мировые тенденции нового тысячелетия

С какими проблемами сталкиваются выпускники в разных странах? Какие тенденции преобладают в странах ОЭСР? Дает ли образование необходимые для работы знания и навыки? Ответы на эти вопросы были получены в ходе семинара, состоявшегося 13 мая в Лаборатории исследований рынка труда. С докладом выступили стажеры-исследователи лаборатории Мария Бородина, Георгий Лукьянов и Екатерина Чертковская.

13 мая состоялся проектный семинар Лаборатории исследований рынка труда (ЛИРТ) ГУ-ВШЭ. С докладом «Особенности перехода от учебы к работе: межстрановой обзор» выступили стажеры-исследователи лаборатории – Мария Бородина, Георгий Лукьянов и Екатерина Чертковская. Данная исследование проводится в рамках проекта ЛИРТ «Переход учеба-работа». Для первого этапа изучения данной тематики были выбраны 4 страны – Великобритания, Испания, Южная Корея и Соединенные Штаты Америки.

Свое выступление они начали с краткого обзора проблем, связанных с переходом «учеба-работа». Георгий Лукьянов рассказал о таких мировых тенденциях, как сокращение экономической активности молодого населения, устойчивое превышение безработицы среди молодёжи над общим уровнем безработицы, несоответствие системы образования потребностям рынка труда, низкой степени применимости навыков, полученных при обучении, сложности совмещения учебы и работы. В подтверждение своих слов, он привел численные доказательства сокращения участия молодёжи в рабочей силе. Так, за период с 1994 по 2005 год в Великобритании этот показатель снизился с 71,1% до 65,8%, в Испании с 49,4% до 46,8%, в США с 66,4% до 60,8%.

Семинар продолжило выступление Екатерины Чертковской. Она представила основные показатели, характеризующие положение молодежи на рынке труда, – уровень занятости, уровень безработицы, соотношение уровня безработицы среди молодежи по отношению уровню безработицы среди взрослого населения. Самый высокий уровень занятости среди рассматриваемых стран в Великобритании – 56%, на втором месте Испания – 42%, а в Корее и США данный показатель составляет примерно 30%. Стоит отметить, что в Испании в 1990 году уровень занятости составлял 29%. Такой значительный рост занятости молодежи расходится с тенденциями в большинстве стран ОЭСР. В Корее столь низкий уровень занятости населения в возрасте от 15 до 29 лет можно объяснить высокой долей участия в образовании и низком уровне совмещения учебы с работой. А в США в последние годы доля занятых среди девушек превышает эту долю среди юношей причем для всех этнических групп. В 2001 году эти доли составляли, соответственно, 33,4% и 28,4%.

Другим важным показателем является уровень безработицы среди молодежи. Докладчики отметили тенденцию снижения уровня безработицы среди молодежи, характерную большинству стран ОЭСР. Так в Испании с 1994 года по 2004 год этот показатель снизился с 40,4% до 22%, а в 2005 году уровень безработицы составил 19,7% (юноши – 16,7%, девушки – 23,5%). В Великобритании и США уровень безработицы среди молодежи в последние годы тоже снижался, хотя и не так значительно, как в Испании. А вот в Корее наблюдается обратная тенденция, в 1995 году уровень безработицы среди населения в возрасте от 15 до 24 лет составлял 6,3%, а к 2005 году вырос до отметки 10,2% (юноши 12,2%, девушки – 9%).

Далее Екатерина сопоставила уровень безработицы среди молодежи и среди взрослого населения. В Великобритании и Испании безработица среди молодых людей снижалась более медленными темпами, чем в целом. В Корее на фоне роста уровня безработицы среди молодежи наблюдается снижение темпов ее роста по отношению к уровню безработицы среди взрослого населения. В 1996 году молодых безработных было в 4 раза больше, чем в старших возрастных группах, к 2005 году это соотношение стало равно 3:1. В США за последние 10 лет существенных изменений не произошло, все основные показатели, в том числе и соотношение уровней безработицы среди молодой и старшей возрастных групп, остались на том же уровне.

В заключительной части выступления Мария Бородина рассказала об институциональных факторах, сопряженных с переходом от учебы к работе. В разрезе этой тематике на первое место выходит образовательная система рассматриваемых стран. Британское образование четко структурировано как «трёхсторонняя» система с академическим направлением, более широким профессиональным направлением и профессиональным направлением. В США, наоборот, в системе образования существуют значительные локальные различия, потому что многие вопросы в сфере образования находятся в ведении штатов. Но степень однородности получаемых знаний достаточно высока. Это связано с тем, что обучение проводится в основном по пособиям нескольких крупных издательств, доминирующих на рынке. Испания, по данным 2003 года, занимает второе место после Португалии среди стран ОЭСР, по количеству молодых людей, получающих только среднее образование (32% юношей и 21% девушек). В Корее, напротив, отличительной особенностью является очень высокая вовлеченность населения во все уровни образования. Около 80% выпускников школ продолжают обучение в университете. Кроме того, корейское образование характеризуется высоким качеством. Корейцы показывают очень хорошие результаты при написании различного рода международных тестов по математике, чтению, решению задач, демонстрируют высокий уровень грамотности. Лишь 9% молодого населения имеют оконченное или неоконченное среднее образование.

Также Мария рассказала о таком важном показателе как NEET (статус молодых людей, которые ни продолжают образование, ни работают, ни проходят тренинг). В Корее он составляет примерно 17%, а в Испании сильно ранжируется в зависимости от полученного образования. Как показали исследования, в когорте с самым низким уровнем образования, больше всего доля молодых людей в статусе NEET (19% юношей и 25% девушек).

В заключении докладчики акцентировали внимание на такой важной проблеме как несоответствие знаний, полученных в университете, навыкам, требующимся на работе. Это одна из самых важных проблем, связанных с переходом «учеба-работа». В Корее у работодателя уходит от 23 до 30 месяцев на обучение нового молодого сотрудника навыкам, используемым в работе. В среднем по странам ОЭСР около 50-60% выпускников университетов говорят о низкой степени применимости полученных знаний в трудовой деятельности.

Ведущий семинара Сергей Рощин положил начало обсуждению тенденций, сложившихся в Великобритании, Испании, Корее и Соединенных Штатах Америки, проблемам молодежной безработицы, изменению гендерной структуры. Красной нитью дискуссии стал вопрос о том, на какую из этих стран похожа Россия. В ходе дебатов было выдвинуто предположение, что есть сходство с Кореей, так как в обеих странах очень высокая вовлеченность молодого населения в высшее образование. Но тогда встает вопрос о сравнении качества получаемого образования, ведь в Корее молодежь получает знания, а не просто «корочку», дающую пропуск в начало карьерного пути, как в России.

Тамара Протасевич подняла вопрос о процентных показателях, характеризующих плохую применимость университетских знаний. Было высказано мнение, что образование призвано повышать общий уровень знаний, а не готовить новых сотрудников в те или иные организации.

Подводя итоги семинара, Сергей Рощин сказал о том, что много работы еще впереди, и чтобы ответить на вопрос, на кого похожа Россия, надо изучить особенности перехода и в других странах.

Мария Бородина, сотрудник ЛИРТ
Фотографии Виктории Силаевой

 Презентация к докладу