• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Удовлетворены ли трудом российские рабочие?

Что больше влияет на удовлетворенность трудом: личные предпочтения, культурные и страновые особенности, характеристики рабочих мест? Где работники наиболее довольны своей работой? Эти и другие вопросы были затронуты 15 апреля на семинаре Лаборатории исследований рынка труда (ЛИРТ) ГУ-ВШЭ, где с докладом «Удовлетворенность трудом: межстрановые сопоставления» выступила Галина Монусова (ИМЭМО РАН).

15 апреля состоялся очередной семинар Лаборатории исследований рынка труда (ЛИРТ) ГУ-ВШЭ. С докладом «Удовлетворенность трудом: межстрановые сопоставления» выступила Галина Монусова, сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН. Она представила свое исследование о различиях в оценках удовлетворенности трудом граждан 19 европейских стран, в т.ч. России. Докладчик пыталась объяснить, что формирует отношение людей к труду: демографические и культурные факторы или характеристики рабочих мест.

Интерес к удовлетворенности трудом возник достаточно давно, в 70-е годы двадцатого века, у представителей разных областей науки: психологов, социологов и экономистов. Развивать данную тему начали психологи – одной из первых работ по удовлетворенности трудом была статья Локка «The nature and causes of job satisfaction» (1976). Разработанный социологами подход был во многом близок к тому, который использовали психологи. В их работах акцент был сделан на исследовании различий в удовлетворенности трудом между представителями различных социально-демографических групп и на том, как объективные и субъективные факторы влияют на удовлетворенность.

В конце 70-х годов этой темой заинтересовались и экономисты, которые возвели удовлетворенность трудом в ранг экономических понятий. Хаммермеш, чья работа «Economic aspects of job satisfaction» была одной из первых экономических работ по этой теме, видел вклад экономистов в новом подходе к изучению субъективного восприятия экономических реалий.

Эмпирические исследования удовлетворенности трудом по разным странам относятся уже к гораздо более позднему времени. Согласно некоторым из них, межстрановые различия в удовлетворенности трудом могут наблюдаться даже после того, как контролируются основные индивидуальные характеристики работников и рабочих мест.

Представители российской науки тоже интересуются этой темой довольно давно, однако практически все исследования социологов базировались на данных отдельных предприятий и были сфокусированы преимущественно на оценках рабочих. Также среди литературы по эмпирическим исследованиям почти нет работ, рассматривающих особенности удовлетворенности трудом в России в сопоставлении с другими европейскими странами.

Одной из причин столь малого количества попыток сопоставить Россию с другими странами, по-видимому, является отсутствие необходимых данных. Только в 2006 г. Россия вошла в список стран-участниц Европейского социального исследования (ESS), охватывающего 20 890 человек из 19 стран, которое и использовала Галина Монусова в своей работе.

В ходе доклада были озвучены две основные тестируемые гипотезы:
1. Работники с одинаковым уровнем человеческого капитала, занимающиеся примерно одинаковой деятельностью в одинаковых условиях, но живущие в разных странах, будут иметь схожий уровень удовлетворенности трудом.
2. Удовлетворенность трудом в России ниже, чем в большинстве европейских стран, – в основном, из-за низкого качества рабочих мест.

Лидерами по уровню удовлетворенности трудом являются Дания, Швейцария и Кипр. Если же посмотреть на положение России, то удовлетворенность оказывается ниже, чем во всех рассматриваемых странах (и даже ниже, чем в постсоветских), причем это статистически значимый результат.

Для того чтобы ответить, чем обусловлены такие показатели, – структурными особенностями или особой системой трудовых отношений, – необходимо разделить эффекты структурных особенностей стран. Галина Монусова сравнивала удовлетворенность трудом у людей с максимально похожими характеристиками (пол, возраст, образование), используя регрессионную пробит-модель (ordered probit).

В результате, при максимальном контроле различных социо-демографических характеристик, удовлетворенность трудом в России сместилась к центру, попав примерно на один уровень с такими странами, как Германия, Швеция, Великобритания, Франция, Португалия, Норвегия, Словакия и Болгария. При контроле характеристик «содержания» труда, состояния здоровья и уровня дохода удовлетворенность трудом в России не отличается значимо от вышеперечисленных стран.

В ходе исследования было установлено, что хорошее здоровье, автономия в организации работы, степень влияния на принятие важных решений, занятость в сфере образования, более высокий уровень дохода, а также приверженность протестантской или католической церкви значимо повышают удовлетворенность трудом. С другой стороны, средний возраст (20-55 лет), постшкольное образование, неквалифицированный труд и опыт безработицы понижают уровень удовлетворенности трудом. Что примечательно, обычно влияние безработицы недооценивают.

В завершение доклада Галина Монусова резюмировала основные выводы. Согласно полученным результатам, различия в удовлетворенности трудом формируются под влиянием разных факторов, социо-демографических характеристик индивидуумов, а также характеристик места работы. Страновые особенности тоже существуют, но их вклад существенно меньше, чем может показаться на первый взгляд. Низкая удовлетворенность трудом в России во многом объясняется высокой долей «плохих» рабочих мест.

После доклада последовала оживленная дискуссия. Лариса Смирных, оппонировавшая докладчику, отметила, что отсутствие межстрановых различий в удовлетворенности трудом вызывает определенные сомнения, так как если контролировать все вышеперечисленные факторы, коэффициент при фиктивной переменной, отвечающей за страну, оказывается незначимым. В свете этого соображения было предложено сделать выборку более однородной: например, включить в нее только страны с переходной экономикой.

Кроме того, анализ изменений удовлетворенности трудом в динамике также, по мнению оппонента, позволил бы исследователю выделить «эффект страны» (однако, к сожалению, на сегодняшний момент имеющиеся данные не позволяют этого сделать). В заключение Лариса Смирных заметила, что существующая связь между удовлетворенностью трудом и структурой экономики в целом, по-видимому, является куда более сложной.

Сергей Рощин указал на существенную проблему, возникающую при измерении удовлетворенности, а именно: как мы можем быть уверены в том, что в рамках стран, социумов и т.п. у людей существуют одинаковые притязания по отношению к рабочим местам? Так, если мерой удовлетворенности служит разница между тем, чего человек хочет, и тем, что он имеет, то не очень понятно, что же фактически отвечает за различие в удовлетворенности: качество рабочих мест или ненаблюдаемые предпочтения индивидов? В этом свете вопрос: насколько удовлетворенность работой имеет отношение к удовлетворенности жизнью вообще – приобретает первостепенную значимость.

Затем было отмечено, что неоднородность работников по группам (квалифицированные или неквалифицированные, принадлежащие к промышленной сфере или сфере услуг, граждане страны или иностранцы, жители городов или поселков и т.д.), возможно, играет более существенную роль, нежели неоднородность по странам.

В этой связи также возник вопрос относительно того, как формировалась выборка по отношению к рабочим местам, а именно: не возникало ли смещенности в оценках из-за того, что в различных странах разные группы работников были неодинаково представлены (т.е. выборка была нерепрезентативной по странам)?

Виталий Ким заметил, что на графике, показывающем зависимость между удовлетворенностью трудом и долей сферы услуг в занятости, четко прослеживается внутренняя неоднородность между странами Западной и Восточной Европы. Так, если построить два тренда для каждой группы стран по отдельности, то зависимость окажется отрицательной.

Далее дискуссия остановилась на влиянии стажа безработицы на удовлетворенность трудом. В ряде исследований наблюдалась отрицательная связь между длительностью состояния безработицы и удовлетворенностью рабочими местами. Следовательно, еще один важный фактор, который проявляется на уровне страны в целом и который ни в коем случае нельзя сбрасывать со счетов, – это проводимая предприятиями кадровая политика.

Подводя итоги семинара, Сергей Рощин отметил, что один из центральных вопросов в рамках данного исследования: что же именно измеряет удовлетворенность трудом – остается открытым. И хотя, как известно, объяснять наблюдаемые остаточные различия в удовлетворенности, ссылаясь на разницу предпочтений, считается среди экономистов «дурным тоном», предпосылка об одинаковых притязаниях едва ли может считаться приемлемой. По-видимому, следует искать способ, посредством которого можно было бы в явном виде включить притязания в анализ.

Лукьянов Георгий, Чертковская Екатерина, сотрудники ЛИРТ


 Презентация к докладу