• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Эконометрическая модель межрегиональной миграции в России

Семинары ЛИРТ в новом академическом году начались 14 сентября с доклада Елены Вакуленко «Экономическая модель межрегиональной миграции в России».

Семинары ЛИРТ в новом академическом году начались 14 сентября с доклада Елены Вакуленко (кафедра математической экономики и эконометрики ГУ-ВШЭ) «Экономическая модель межрегиональной миграции в России». Основная цель работы – провести динамический анализ факторов межрегиональной миграции в России, при этом под миграцией понимается смена места жительства и населённого пункта, под регионом – субъект РФ. Исследование проводилось на данных Росстата и матрицах межрайонной миграции за 1996-2008 гг. для всей территории РФ, кроме ряда Южных субъектов, относительно которых понятно, что миграция там обусловлена в первую очередь чрезвычайными обстоятельствами. Надо заметить, что матрицы межрайонной миграции Росстатом не публикуются, то есть эти данные редко удаётся привлечь как материал для исследования.

Автор строит динамическую модель миграции по методу оценивания с введением линейных трендовых коэффициентов, с помощью обобщенного метода моментов. Включённые в анализ факторы были взяты из ряда других работ по теме миграции, как-то: характеристики населения регионов, характеристики жилья, характеристики качества жизни и рынка труда, географические характеристики и факторы базовой миграционной модели. Тестирование модели показало, что полученные оценки состоятельны. Важный момент для данного исследования – кластеризация регионов, которая проводилась по расстоянию железной дороги между региональными центрами. Было выявлено, что в однородные кластеры объединяются все регионы, кроме самых близких (расстояние до 500 км и до 1000 км) и самых дальних (больше 8000 км).

Были получены следующие результаты. Для регионов, находящихся на расстоянии до 1000 км друг от друга, самыми значимыми факторами миграции являются доступность жилья в регионе прибытия, разница в заработных платах между регионами. Для регионов, находящихся на расстоянии до 500 км, резко усиливается отрицательное влияние фактора младенческий смертности. Для миграции на дальние расстояния экономические стимулы слабо работают за исключением разницы в заработных платах и финансовых ограничений для мигрантов из бедных регионов при миграции на дальние расстояния. Сама модель лучше описывает миграцию между близкими регионами.

Оппонент Михаил Денисенко (Институт демографии ГУ-ВШЭ) отметил, что исследование представляет большой интерес и очень тщательно выполнено с точки зрения эконометрики. Тем не менее, он полагает, что за счет использования официальных данных о миграции оценки, полученные в модели, сильно смещены, и непонятно, как их корректировать. Также он высказал замечание по поводу количества факторов: было бы лучше включить в модель чётко определенный набор факторов, а не брать много разных, это было бы полезно еще и с точки зрения экономической интерпретации результатов. Денисенко счел используемую кластеризацию регионов только по фактору расстояния между ними не совсем ясной и предположил, что стоит отдельно выделить такой специфический город, как Москва, и учесть, что все миграции на дальние расстояния – это исключительно восточная часть России, в том время как миграции на небольшие расстояния – центральная часть страны, по сути это два разных и далеких друг от друга процесса.

В дальнейшем обсуждении высказывались сомнения касательно введения расстояния между регионами в модель; также было предложено включить в модель такие факторы, как основная национальность региона выбытия и прибытия.

Сергей Рощин при подведении итогов семинара высказал мысль, что стоит более четко сформулировать тестируемые в модели гипотезы и в соответствии с ними подобрать более узкий набор факторов, и подчеркнул, что работа очень ценна своим эконометрическим анализом.

 Презентация к докладу

Ксения Осокина, сотрудник ЛИРТ