• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Семинар «Роль размера и структуры домохозяйства при оценке динамики бедности в России»

5 февраля 2019 г. состоялся совместный семинар Лаборатории исследований рынка труда (ЛИРТ) и Центра трудовых исследований (ЦеТИ), на котором был представлен доклад «Роль размера и структуры домохозяйства при оценке динамики бедности в России». 

Докладчик: Ксения Абанокова, младший научный сотрудник Института социальной политики ВШЭ.

Шкалы эквивалентности играют важную роль в анализе благосостояния домохозяйства, поскольку позволяют сравнивать уровень жизни домохозяйств разного размера и состава. Результаты многочисленных исследований подтверждают значимое влияние применения шкал эквивалентности при анализе бедности, неравенства, а также при оценке профиля бедности в разных странах (Lanjouw and Ravallion, 1995; Lanjouw et al., 2004; Rojas, 2007; Peichl et al., 2012; Bishop et al., 2014).

В данной работе мы делаем попытку внести значимый вклад в литературу, посвященную оценке и влиянию эквивалентных шкал при анализе бедности. Во-первых, мы оцениваем эквивалентные шкалы, используя данные о субъективном благосостоянии домохозяйств. Большинство исследований, применяющих подобный подход к оценке эквивалентных шкал, используют в качестве основного показателя благосостояния удовлетворенность доходом/жизнью (Charlier, 2002; Schwarze, 2003; Biewen and Juhasz, 2017; Borah et al. 2018). Вместо этого мы используем информацию о субъективном благосостоянии респондента, доступную в обследованиях RLMS-HSE за 1994-2017 гг. Данный показатель точнее отражает материальное и нематериальное благосостояние респондента, и, таким образом, является более подходящим прокси для уровня жизни домохозяйства (Ravallion and Lokshin, 2001 and 2002). Мы обнаружили, что дополнительное экономическое бремя, связанное с появлением пенсионеров в семье, ниже, чем при появлении взрослых трудоспособного возраста (т.е эластичность для семьи с четырьмя взрослыми трудоспособного возраста выше, чем для семьи с двумя взрослыми трудоспособного возраста и двумя пенсионерами). Во-вторых, мы предлагаем новые результаты о влиянии шкал эквивалентности при оценке динамики бедности. Существующие на данный момент исследования о чувствительности измерения бедности ограничиваются кросс-секционными данными (Newhouse et al. 2017), которые не позволяют говорить о роли структуры и размера домохозяйства в измерении хронической бедности. Мы обнаружили, что применение эквивалентных шкал оказывает значимое влияние не только на оценки кросс-секционной (временной) бедности, но также на оценки хронической бедности. Мы также вносим вклад в литературу, посвященную анализу субъективного благосостояния в России. Предыдущие исследования в этой области ограничивались европейскими странами с высоким уровнем дохода (Германия и Великобритания). Россия отличается от вышеперечисленных стран как по уровню дохода, так и по демографической структуре. Только пара исследований, выполненных по российским данным, была посвящена оценке связи между структурой домохозяйства и его субъективным благосостоянием (Ravallion and Lokshin (2002) and Takeda (2010)). Результаты обоих исследований являются смещенными в силу недостаточной вариации размера домохозяйства и эндогенности (ненаблюдаемой гетерогенности).