• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Факторы дифференциации оплаты труда мужчин и женщин в СНГ, Центральной и Восточной Европе – транзитивный период

17 июня 2008 г. на семинаре Лаборатории исследований рынка труда (ЛИРТ) Марина Малышева (Институт социально-экономических проблем народонаселения РАН) представила доклад о межстрановом сопоставлении факторов оплаты труда для мужчин и женщин в условиях перехода от плановой экономики к рыночной.

17 июня состоялся очередной семинар Лаборатории исследований рынка труда. На этот раз семинар был посвящен межстрановому сопоставлению факторов оплаты труда для мужчин и женщин в условиях перехода от плановой экономики к рыночной. С докладом «Факторы дифференциации оплаты труда мужчин и женщин в СНГ, Центральной и Восточной Европе – транзитивный период» выступила Марина Малышева, ведущий научный сотрудник Института социально-экономических проблем народонаселения РАН. Доклад был подготовлен на основе статьи Марины Малышевой и Алины Верещагиной (PhD student, University of Siena), включенной в недавно вышедшую книгу Frontiers in the Economics of Gender (под ред. Bettio и Verashchagina, 2008).

Автор доклада начала свое выступление с анализа динамики уровня занятости женщин. Одной из особенностей социалистической системы была способность полностью задействовать женщин в экономике. Таким образом, неудивительным является резкий спад уровня занятости среди женщин во время транзитивного периода. Так, в России он упал с рекордных 61% в 1990 году до 48,3% в 2000 году. Помимо сокращения уровня занятости среди женщин, наблюдалось также их сосредоточение в низкооплачиваемых отраслях и увеличение разрыва заработной платы по сравнению с представителями мужского пола. Что касается межстрановых отличий, в странах с рыночной экономикой, как правило, наблюдалась обратная тенденция. Сокращение занятости женщин в Центральной и Восточной Европе было существенно больше, чем в бывших республиках СССР. В этот период женщины столкнулись с проблемой выхода из безработицы. Найти новую работу было чрезвычайно сложно, а наиболее удачливым дамам нередко приходилось соглашаться на менее квалифицированные позиции на рынке труда.

Затем Марина Малышева перешла к обсуждению гендерной сегрегации. Существование горизонтальной и вертикальной гендерной сегрегации характерно для многих стран с рыночной экономикой. В странах с плановой экономикой, как правило, женщины и мужчины более равномерно распределены по различным отраслям, и только в транзитивный период стала появляться столь значимая на западе сегрегация. В большинстве стран женщины перемещались из промышленности в стремительно развивающуюся и менее оплачиваемую сферу обслуживания.

Что касается оплаты труда в рассматриваемых группах стран, автор выделяет два разных пути. В странах Центральной и Восточной Европы оплата труда женщин заметно выросла и гендерный разрыв в оплате находится на уровне 20%, что даже меньше, чем в странах Западной Европы. В бывших союзных республиках, напротив, гендерный разрыв в оплате труда остается достаточно высоким или растет на фоне относительно низкого уровня оплаты труда.

Далее докладчик стала обсуждать возможные факторы, влияющие на дифференциацию оплаты труда. Одним из них является традиционализм образования. Существуют и сохраняются традиционно «женские» и «мужские» специальности. В связи с бóльшим распространением платного образования и все еще очень ограниченным доступом к образовательным кредитам, выбор специализации у девушек становится проблемой семьи, а не проблемой личного выбора.

Переход женщин в неформальный сектор также может помочь объяснить существующий гендерный разрыв в оплате их труда в транзитивный период. Можно предположить, что сокращение занятости сопровождалось переходом женщин в неформальный сектор. Однако, такое предположение крайне противоречиво. С одной стороны, работая в неформальном секторе, женщинам может быть предоставлена возможность больше времени проводить за ведением домашнего хозяйства и уходом за детьми. Однако статистика показывает, что зачастую больше мужчин, чем женщин работает в неформальном секторе.

Одной из альтернатив безработице и неформальной занятости является международная миграция женщин. В последние годы увеличивалась эмиграция женщин из Восточной Европы. Более того, доля эмигрантов среди женщин превосходила это значение среди мужчин. Примечательно, что так же, как и с выходом из безработицы, международная миграция женщин зачастую сопровождалась снижением статуса места работы.

Еще одним фактором, который Марина Малышева отметила в своем выступлении, является изменение ценностей. С появлением возможности не работать вовсе стало возможным разделить женщин на две широких группы: стремящихся добиться профессионального успеха и ориентированных на семейную жизнь (вступление в брак, ведение домашнего хозяйства и меньше времени на работу). Такое разделение может объяснять как сокращение занятости среди женщин, так и меньшими заработными платами по сравнению с мужчинами.

После выступления Марины Малышевой, как это обычно бывает на семинарах лаборатории, состоялась оживленная дискуссия.

Первым прокомментировал доклад руководитель семинара Сергей Рощин, который в этот раз также выступал в качестве оппонента. Он отметил, что исследование, где сопоставляются страны, перешедшие от плановой экономики к рыночной, проводится впервые. Несмотря на интерес к теме гендерной дифференциации в оплате труда в отдельных переходных экономиках, попытка объединить и сопоставить их раньше не проводилась. Однако среди множества стран тяжело выделить одинаковые тренды, поэтому, сравнивая их, необходимо делать некоторые оговорки. Например, надо выделить периоды времени, так как экономическая ситуация в странах с переходной экономикой сильно отличалась сразу после перехода и через несколько лет после него. Также тяжело сравнивать все страны СНГ с другими группами единым массивом, поэтому желаемой является типология стран или регионов. Что касается образования, которое, как было отмечено в докладе, ведет к разрыву оплаты мужчин и женщин, феноменальным является то, что в России отдача на образование у женщин выше, чем у мужчин. Говоря о менее удачном положении женщин на рынке труда, Сергей Рощин отметил, что женщин не только вытесняют, существует также самоотбор (self-selection). Например, становится больше женщин в экономических и управленческих направлениях, поэтому нельзя утверждать, что женщинам приходится выбирать более доступные и в будущем менее оплачиваемые бюджетные специальности.

Марина Баскакова все же считает, что сопоставлять страны СНГ единым массивом можно, так как помимо схожего прошлого тенденции во время транзитивного периода во многом совпадают. Стереотипы по поводу заработной платы мужчин и женщин также совпадают в этих странах. Неудивительно, что почти везде считают, что женщины должны получать меньше мужчин. Стереотипы по поводу гендерных различий в оплате труда внутри СНГ зависят уже от менталитета. Так, самый высокий гендерный разрыв наблюдается в Армении (42%), затем идут Азербайджан и Грузия.

Сергей Рощин согласился, что отчасти именно ментальность, а не институты, определяет гендерный разрыв в оплате труда. Однако такой подход не объясняет различие по регионам, где неодинаковая ментальность не так очевидна.

Далее Ольга Здравомыслова возразила, что не следует отделять институты и менталитет, так как у социологов институты как раз отражают нормы, менталитет, традиции. В экономическом же анализе институт, хоть он и сформировался под воздействием менталитета, далее действует как самостоятельная единица. По ее мнению, стереотипы о разрыве в заработной плате по бóльшей части соответствуют тому, что происходит на самом деле. Разрыв в заработной плате между мужчинами и женщинами растет в связи с изменением притязаний по поводу оплаты труда.

В завершение дискуссии Анна Лукьянова и Сергей Рощин сделали еще один комментарий по поводу проведенного исследования. Разрыв в заработной плате между мужчинами и женщинами определяются как изменениями среди женщин, так и изменениями среди мужчин. Поэтому, говоря о влиянии изменений положения женщин на рынке труда на разрыв в заработной плате, нельзя не оговаривать, какие изменения произошли в это же время среди мужчин.

Екатерина Чертковская, сотрудник ЛИРТ

 Презентация к докладу