• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Состоялся научный семинар «East-West Migration and Gender: Is there a «Double Disadvantage»?

13 декабря состоялся очередной семинар научно-учебной Лаборатории исследований рынка труда (ЛИРТ). С докладом выступила Анжелика Зайцева, научный сотрудник Университета Болоньи и Германского Немецкого института труда (IZA).

13 декабря состоялся очередной семинар научно-учебной Лаборатории исследований рынка труда (ЛИРТ) на тему: «East-West Migration and Gender: Is there a «Double Disadvantage»? (Гендерные аспекты миграции с востока на запад в Германии: есть ли «двойная потеря»?). С докладом выступила Анжелика Зайцева, научный сотрудник Университета Болоньи и Немецкого института труда (IZA).

Семинары Лаборатории регулярно посвящаются гендерным исследованиям, или обсуждению гендерных проблем на рынке труда. Однако, в этот раз семинар был особенным. С одной стороны, потому что Анжелика Зайцева представляет иностранных коллег, и выступала с исследованием по Германии, в то время как обычно на семинарах Лаборатории обсуждаются исследования по российскому рынку труда. С другой стороны, в докладе была освещена миграция женщин с востока на запад Германии. Миграция и мужчин, и женщин является важным объектом исследования для России, однако подобные работы практически невозможны в связи с отсутствием данных, описывающих миграционные потоки на микроуровне. В Германии таких проблем нет, база данных GSOEP (German Socio-Economic Panel) предоставляет необходимую информацию для исследований на эту тему. Это не раз отмечалось в ходе доклада и дискуссии, так как для российских исследователей такие данные представляются просто «сказочными».

Анжелика Зайцева начала свое выступление с объяснения исследовательской мотивации. Падение Берлинской стены в 1989 г. и воссоединение Германии в 1990 г. позволило жителям западной и восточной ее частей свободно перемещаться с территории бывшей ГДР на территорию ФРГ. Это привело к тому, что 7,5% жителей восточной Германии переехали на запад в течение 1989-2001 гг., при этом немного бóльшую часть мигрировавших составляли женщины. Все это вызывает интерес к рассмотрению гендерных особенностей миграции.

Предыдущие эмпирические исследования показывают, что женщины испытывают «двойную потерю» по нескольким показателям на рынке труда по сравнению с мужчинами-мигрантами и женщинами, проживающими на западной территории. Основной вопрос данной работы – как можно охарактеризовать положение женщин-мигрантов из страны с переходной экономикой после их переезда на запад, они выигрывают или проигрывают?

Особенностью исследования Анжелики Зайцевой по сравнению с другими работами по данной теме – это то, что она рассматривала положение уехавших женщин относительно оставшихся на территории отъезда, а не относительно жителей западных земель. Такой подход является интересным, так как позволяет исследовать текущее положение женщин относительно того, что было бы, если бы они не уехали.

В результате исследования было установлено, что по сравнению с женщинами, которые остались, и мужчинами-мигрантами, женщины, мигрировавшие с востока на запад Германии, после переезда не испытывали ни падения в относительном уровне занятости, ни более низких заработных плат. Однако они работают относительно меньше часов и, соответственно, имеют меньший годовой доход. Если рассматривать этот эффект по группам в зависимости от семейного положения, то можно заметить, что есть некоторая гетерогенность. Статистически значимый эффект есть для групп «состоящие в браке» и «состоящие в браке и имеющие детей», в то время как для незамужних женщин он отсутствует. Боле детальный анализ показал, что отрицательный эффект для часов работы и годового заработка наблюдается для тех женщин, которые вступили в брак уже в западной Германии. Также в исследовании для сравнения проверялось наличие подобных эффектов для мигрантов внутри западной Германии, и для них они не были выявлены. Таким образом, негативный эффект является специфическим только для женщин, мигрирующих с востока на запад.

В дальнейшем в докладе обсуждались возможные объяснения такого отрицательного эффекта, является ли такая ситуация выбором самих женщин-мигрантов или же наибольшее значение имеет спрос на труд? Например, при недостаточном количестве мест с полной занятостью или меньшим числом институтов по уходу за детьми по сравнению с восточной Германией могут указать на недобровольный выбор женщин. С другой стороны, факт присутствия мужа из западной Германии, ребенка и более высокого дохода других членов семьи означает, что женщина-мигрант будет более склонна замещать работу на рынке труда работой в домашнем хозяйстве. Скорее всего, на существование негативного эффекта действует комбинация факторов спроса и предложения. Выявление того, какие из них доминируют, является одной из целей для будущих исследований автора.

После того, как Анжелика Зайцева представила свою работу, как обычно это бывает в Лаборатории, началась активная дискуссия. Оппонентом по докладу выступал Алексей Ощепков (ЦеТИ). Он отметил четкость поставленных целей и задач исследования. Также отметил, что для российской стороны выступление Анжелики Зайцевой важно как образец хорошего и аккуратного эмпирического исследования. Алексей Ощепков также предположил, что ситуация с миграцией в России может быть схожа с тем, что происходило в восточной Германии с момента падения Берлинской стены в виду схожести структурных изменений в экономике.

Григорий Канторович предложил учесть в модели опыт работы мигрантов, полученный в восточной Германии, так как от этого будет зависеть то, на какие рабочие места в западной части они будут переходить. Например, можно предположить, что чем опыт работы больше, тем на более схожие по компетентности места будет переходить человек после миграции. С другой стороны, не получая предложения о работе, соответствующего опыту человека, он может сокращать часы рабочего времени.

Руководитель семинара Сергей Рощин отметил, что изучение часов работы и часового заработка приведет к возникновению смещенности отбора (selection bias), так как здесь рассматриваются только занятые и не учитываются безработные. Поэтому можно было бы учесть это в модели. Автор доклада согласилась, однако прокомментировала, что качественный результат не должен поменяться. В исследовании был получен отрицательный эффект на годовой доход для мигрировавших женщин, а проигрыш для безработных будет не меньше, чем для занятых. Поэтому смещенность оценки будет, скорее всего, в сторону завышения, а после включения в модель безработных коэффициент будет еще ниже.

Так как в ходе исследования выяснилось, что на годовой доход женщин влияет семейное положение и наличие детей, Сергей Рощин предложил посмотреть динамику брачных статусов по отношению к переехавшим, то есть. ответить на вопрос, мигрировали ли женщины для выхода на рынок труда западной Германии или же для выхода на брачные рынки.

В заключение семинара Сергей Рощин обратил внимание на то, что различие в положении мужчин и женщин может быть связано не с особенностями предложения труда по гендерным группам, различиями в гендерных ролях и семейных обязанностях, а гендерной сегрегированностью рабочих мест, то есть детерминироваться характеристиками спроса на труд.

Екатерина Чертковская, сотрудник ЛИРТ

Презентация к докладу

Текст препринта