• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Семинар «Влияние вредных условий труда на заработную плату: штраф или премия?»

7 июня состоялся семинар Лаборатории исследований рынка труда (ЛИРТ). С докладом на тему «Влияние вредных условий труда на заработную плату: штраф или премия?» выступила Ксения Абанокова, студент ВШЭ.

7 июня состоялся семинар Лаборатории исследований рынка труда (ЛИРТ). С докладом на тему «Влияние вредных условий труда на заработную плату: штраф или премия?» выступила Ксения Абанокова, студент ВШЭ.

Многочисленные исследования в области охраны труда подтверждают, что неблагоприятные условия труда имеют негативные последствия для жизни и здоровья работников. Ксения на данных RLMS решила выяснить, действительно ли работники получают компенсацию за риск, связанный с работой на вредных и опасных производствах.

Вредные условия труда определяются Госсанэпиднадзором как «условия труда, характеризующиеся наличием вредных производственных факторов, превышающих гигиенические нормативы и оказывающих неблагоприятное воздействие на организм работника и/или на его потомство». Международная организация труда расширяет эту трактовку и относит к вредным также те условия, которые не несут прямого воздействия на здоровье человека, но предполагают некую вероятность потери здоровья, связанную с воздействием опасных факторов на рабочем месте. Если существует положительная вероятность (>0,5) того, что работник пострадает на рабочем месте, то выбор такой работы можно считать формой рискового поведения. А риск, как известно, благородное дело, и экономическая теория предполагает компенсацию за риск, выраженную в терминах заработной платы.

В литературе существует два стандартных подхода к измерению «вредности» условий труда. Это количественный подход, оперирующий статистическими нормами и показателями, так называемый «объективный риск», и количественный подход, субъективный, подразумевающий субъективную оценку работником своих рисков.

Анализ дескриптивной статистики позволяет заключить, что за последние десятилетия производственный травматизм значительно снизился, как в абсолютных, так и в относительных показателях. Показатели производственного травматизма в России довольно сильно зависят от отрасли и от региона, так как наблюдается специализация регионов по отраслям.

Согласно данным Всемирной организации здравоохранения “European health for all”, минимальный уровень смертельно травмированных работников в России приходится на 2006 год и составляет 2,02 на 100000 населения, это более чем в 2 раза выше стран Euro-A (группа стран с низкими показателями смертности) и почти в полтора раза выше, чем странах Euro-BC (группа стран с высокими показателями младенческой смертности). Уровень общего травматизма стран группы Euro-A превышает уровень травматизма среди стран группы Euro-BC в 3,5 раза (минимальное значение в группе Euro-A - 1054 пострадавших (2005), тогда как в странах Euro-BC в течение 1990-2006 гг. этот показатель не превышал 300 пострадавших на 100000). Показатели общего травматизма в России очень близки к значениям группы стран Euro-BC: если на момент 1990 года Россия занимала 14 место из 18 стран Euro-BC, то по итогам 2006 года оказалась на 10 месте.

На данных по шести раундам RLMS (за 2004-2009 гг.) автор строит регрессию зависимости логарифма заработной платы от различных объясняющих факторов, в том числе и переменной, отражающей «вредность» условий труда. В регрессионном анализе автор использует различные методы, такие как метод сквозной регрессии, корректировка по Хекману, модели со случайным и детерминированным эффектом, метод Хаусмана-Тейлора.

В результате исследования установлена значимая связь между индивидуальными заработными платами и неблагоприятными характеристиками рабочих мест, направление этих связей согласуется с предсказаниями теории компенсирующих различий. Согласно полученным результатам МНК, работники получают премию в размере 6%-8%. Как оказалось, компенсация за неблагоприятные условия труда выплачивается только женщинам (6%-8%). С применением более сложных методов оценивания для борьбы с эндогенностью значимость и величина коэффициента снизилась до 3%-5% Полученные результаты показали важность учета эндогенности вредных условий труда по отношению к заработной плате.

Оппонент Оксана Кузьмич (ЛИРТ ВШЭ) отметила, что общей и центральной проблемой всех подобных исследований являются сложности измерения вредности. Также она указала на некоторый разрыв между теоретической частью и эмпирическими выкладками, посоветовала обратить внимание автора на взаимосвязь исследуемой темы с темой здоровья работников и внести некоторые правки в описание выборки.

Анна Лукьянова (ЦеТИ ВШЭ) поддержала оппонента и добавила, что введение в уравнение самооценки здоровья индивидов может сместить результаты. Она также высказала несколько ценных замечаний и дополнений по эконометрическому аппарату исследования, подтвердила тот факт, что в данном случае модель детерменированных эффектов позволяет избавиться от эндогенности в модели в силу источников этой эндогенности. Полученные в ходе оценки данной модели результаты предлагается считать нижней границей истинной оценки премии за вредность.

Сергей Рощин (ЛИРТ ВШЭ) заметил, что незначимость оценок для подвыборки мужчин является феноменальным фактом, особенно учитывая то, что риски травматизма у мужчин традиционно более высокие. Такие результаты заставляют задуматься над тем, почему рынок не компенсирует эти риски. Эти оценки могут свидетельствовать об институциональной ловушке, в которой у работодателей нет стимулов инвестировать в то, чтобы делать условия труда менее вредными.


Презентация к докладу


Дарья Рощина, сотрудник ЛИРТ