• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Семинар «Неформалы» в российской экономике: сколько их и кто они?»

18 октября состоялся семинар научно-учебной Лаборатории исследований рынка труда (ЛИРТ) «Неформалы» в российской экономике: сколько их и кто они?» на котором выступила Анна Зудина (ЦеТИ ВШЭ). 

18 октября 2011 года состоялся семинар научно-учебной Лаборатории исследований рынка труда (ЛИРТ) «Неформалы» в российской экономике: сколько их и кто они?» на котором в качестве докладчика выступила Анна Зудина из Центра трудовых исследований (ЦеТИ ВШЭ). 

Уход значительной части работников в сферу неформальной занятости является негативной тенденцией для государства и общества вследствие потери значительной части налогов за счёт ухода работников в «теневую» экономику, ведёт к маргинализации, бедности и недоступности механизмов социальной защиты для занятых в этой сфере. Кроме того, размер неформальной занятости может выступать индикатором качества институциональной среды и инвестиционного климата. Неформальная занятость имеет и свои положительные последствия, выраженные в зарождении нового малого бизнеса, альтернативе безработице, сдерживании роста цен и т.д. подробно рассмотренные в работах перуанского экономиста Эрнандо Де Сото.

В России масштаб неформальной занятости на рынке труда очень велик и продолжает увеличиваться: неформально в зависимости от определения работают от 13 до 35% работников. Вследствие существующих масштабов неформальной занятости и положительных и отрицательных экстерналий с ней связанных, описание структуры и динамики занятости в «теневом» секторе на основе данных ОНПЗ является весьма актуальной задачей. К работникам неформального сектора принято относить следующие категории занятых: занятые по найму у физических лиц, ПБОЮЛ, самозанятые, занятые в домашнем или фермерском хозяйстве.

Описательный анализ выборки привёл к следующим выводам: вероятность «неформальности» среди мужчин и женщин примерно одинакова, но в последние годы мужчины несколько вышли «вперёд», доля занятых в неформальном секторе среди сельского населения гораздо выше, чем среди городского. Наиболее вовлечены в неформальную занятость самые младшие и самые старшие возрастные группы. В основных рабочих возрастах уровень занятости в «теневом» секторе составляет 16-17%, достигая минимального значения в группе 50-59 лет. Вероятность занятости в неформальном секторе снижается с уровнем образования, наиболее широко представлены работники со средним общим образованием (около 30%), начальным и средним профессиональным образованием (21-22%).

Анна Зудина также представила результаты регрессионного анализа, основанного на мультиномиальной логит-модели, где в качестве зависимой переменной использовался статус формальной/неформальной занятости или самозанятости, а регрессорами выступали социально-демографические характеристики работников, а также годовые изменения относительного влияния характеристик. По результатам регрессионного анализа удалось построить профиль типичных работников неформального сектора, разделённых на две базовые категории - самозанятые и занятые по найму у физических лиц. Типичные занятые по найму в неформальном секторе - молодые люди с невысоким уровнем образования, сосредоточенные в торговле, строительстве и бытовых услугах. Самозанятые имеют выраженную профессионально-отраслевую специализацию, связанную с сельским хозяйством и оказанием определённых услуг, однако социально-демографический профиль размыт.

Затем докладчик представила результаты регионального анализа занятости в неформальном секторе при помощи модели с фиксированными эффектами, который был проведён на данных региональной панели за 2000-2009 гг. с целью определения влияния институциональных характеристик регионов на уровень занятости в неформальном секторе. На основе осуществлённого анализа был сделан вывод о чрезвычайной неоднородности регионов, наличии тенденций деформализации по всем регионам страны, а также о положительном влиянии экономического роста на размер неформального сектора. К основным причинам высоких масштабов неформальной занятости Анна Зудина отнесла прежде всего институциональные дефекты (неблагоприятный инвестиционный климат, избыточное и деформированное регулирование), приводящее к недостаточному количеству качественных рабочих мест в экономике и ограниченному характеру доступа к ним.

Оппонентом к докладу выступил Алексей Бессуднов (ФСоц, ИФМИ ВШЭ), отметивший аккуратность выполненной работы и её чёткую структурированность. В качестве замечаний к докладу оппонент указал на отсутствие большого теоретического размаха исследования и поставил вопрос о необходимости решения какого-либо важного теоретического вопроса в работе. Оппонент также отметил важность включения в исследование мигрантов, большинство из которых трудятся неформально.

На комментарии оппонента ответил соавтор исследования Владимир Гимпельсон (ЦеТИ ВШЭ) согласившийся с важностью включения мигрантов для расчёта размеров неформальной занятости, однако посетовал на отсутствие сколько-нибудь достоверной статистики по этому вопросу: ОНПЗ не «схватывает» данные по мигрантам, а ФМС не располагает точной статистикой. Владимир Гимпельсон также отметил в качестве основного вывода работы то, что экономический рост в условиях слаборазвитой институциональной среды порождает проблему значительных масштабов неформальной занятости.

Анна Лукьянова (ЦеТИ ВШЭ) озвучила ряд претензий к регрессионному анализу, в частности задав вопрос о том, почему в регрессию не были включены незанятые индивиды, зачем анализировались регионы и поставила под сомнение необходимость использования для этого модели с фиксированным эффектом.

Алексей Кашепов (АНХиГС) отметил несовершенство методики отнесения к неформальной занятости, по которой к «неформалам» принято относить всех, кто не является юридическими лицами (фермеры, нотариусы, врачи частной практики), на что Анна Лукьянова и Владимир Гимпельсон возразили, что такая методология принята Международной организацией труда.

Итог семинару подвёл Сергей Рощин, признавший работу докладчика весьма интересной, однако отметивший ряд проблем: недостаточную концептуальную постановку, недостаточное соответствие выводов по работе и представленного доклада, а также ряд несколько неоправданных технических действий в регрессионном анализе.


Презентация к докладу 
Гимпельсон В., Зудина А. «Неформалы» в российской экономике: сколько их и кто они? : Препринт WP3/2011/06. – М.: ИД ВШЭ, 2011. (pdf)



Рудаков Виктор, сотрудник ЛИРТ