• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Семинар ЛИРТ и ЦеТИ «The Effect of Taxation on Informal Employment: Evidence from the Russian Flat Tax Reform»

1 ноября состоялся совместный семинар Лаборатории исследований рынка труда (ЛИРТ) и Центра трудовых исследований (ЦеТИ) НИУ ВШЭ, на котором Фабиан Слонимчик (МИЭФ ВШЭ) представил исследование «The Effect of Taxation on Informal Employment: Evidence from the Russian Flat Tax Reform» («Влияние налогообложения на неформальную занятость (на примере российской реформы по переходу к плоской шкале»).

1 ноября состоялся совместный семинар Лаборатории исследований рынка труда (ЛИРТ) и Центра трудовых исследований (ЦеТИ) НИУ ВШЭ, на котором Фабиан Слонимчик (МИЭФ ВШЭ) представил доклад «The Effect of Taxation on Informal Employment: Evidence from the Russian Flat Tax Reform» («Влияние налогообложения на неформальную занятость (на примере российской реформы по переходу к плоской шкале»). 

В развивающихся странах до половины занятых работают в неформальном секторе, как самозанятые или незарегистрированные работники. В этих условиях крайне актуальным является выявление взаимосвязи между уровнем занятости в неформальном секторе и уровнем налогов. Однако возникает целый ряд проблем, связанных с идентификацией неформально занятых и измерением размеров занятости в этом секторе.

В 2001 году в России была проведена налоговая реформа, которая изменила существовавшую тогда прогрессивную налоговую систему на плоскую шкалу, а уровень налогов был значительно снижен. Проведённая реформа увеличила стимулы к формализации экономической активности и «выходу из тени», в результате значительно увеличилась собираемость налогов.

Осуществлённое изменение налоговой системы практически не затронуло низкодоходные группы, которые таким образом стали замечательной «контрольной» группой проведённого квазиэксперимента. Поясним эту идею подробнее. Сам дизайн реформы стал отличным подспорьем для «натурального эксперимента». Индивиды, зарабатывающие меньше 50000 рублей в год, представляют собой контрольную группу, группу для сравнения, которую практически не затронула проведённая реформа. В то же время, респонденты, обладающие большим доходом, подверглись влиянию реформы и их мы относим в группу, на которых повлияла. В качестве инструмента анализа автор использовал МНК и так называемый метод разность разностей (difference-in-difference), который основан на взятии разности между контрольной группой и группой, которая подверглась воздействию налоговой реформы, а также взятием разности во времени - до и после эксперимента.

Проведённое исследование показало следующие результаты: налоговая реформа 2001 года снизила уровень участия в неформальном секторе, эффект является статистически и экономически значимым и составил -2,5% и -4% (для неформально занятых и занятых нерегулярной подработкой соответственно). В то же время, никакого влияния налоговой реформы на неформальное предпринимательство и вторичную занятость выявлено не было.

Татьяна Карабчук (ЛЭСИ, ЛССИ ВШЭ) поставила вопрос о том, почему, несмотря на вывод об отрицательном влиянии налоговой реформы на неформальную занятость, уровень неформальности в 2001-2003 годах возрастал, на что Фабиан Слонимчик ответил, что это обусловлено общей тенденцией к возрастанию неформальной занятости и не определяется влиянием налоговой реформы.

На вопрос Виктора Рудакова (ЛИРТ ВШЭ) насколько учитывался в исследовании опыт работы Э.Де Сото, определявшего в качестве детерминант неформальности не только размер налогов, но и уровень коррупции и бюрократизации общества, докладчик ответил, что достаточно сложно учитывать и контролировать уровень коррупции в регрессии из-за отсутствия чётких показателей для его расчета.

Итог семинару подвёл Владимир Гимпельсон (ЦЕТИ ВШЭ), который отметил высокий уровень проведённого исследования и креативность автора, сумевшего создать «квазиэксперимент» и контрольную группу на основе осуществлённой налоговой реформы. Профессор Гимпельсон обозначил сложности с определением неформально занятых и наличие элементов неформальной занятости даже среди тех, кто работает официально по трудовому контракту за счёт скрытых платежей и нефиксированной части оплаты. Также он сказал о том, что текущая налоговая реформа дает возможность сделать аналогичное исследование на новых данных.


Основные результаты исследования представлены в препринте ( Working paper).

Презентация к докладу (на англ. яз.)



Рудаков Виктор, сотрудник ЛИРТ