• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Состоялся научный семинар «Психологические составляющие человеческого капитала как фактор экономического поведения»

12 февраля состоялся семинар научно-учебной Лаборатории исследований рынка труда (ЛИРТ). С докладом выступили Александр Юрьев, заведующий кафедрой политической психологии СпбГУ, и Яна Рощина, доцент кафедры экономической социологии ГУ-ВШЭ.

12 февраля состоялся очередной семинар научно-учебной Лаборатории исследований рынка труда (ЛИРТ), посвящённый теме «Психологические составляющие человеческого капитала как фактор экономического поведения». С докладом выступили Александр Юрьев, заведующий кафедрой политической психологии СпбГУ, и Яна Рощина, доцент кафедры экономической социологии ГУ-ВШЭ.

В докладе были представлены результаты совместного исследования, проведённого по заказу Центра стратегических разработок в 2007 году во Владимирской области, которое было посвящено измерению психологических параметров человеческого капитала и изучению их влияния на экономическое поведение.

Первая часть доклада, представленная Александром Юрьевым, доктором психологических наук, была посвящена психологической составляющей исследования. Перед исследователями ставились как теоретические задачи – разработать теоретическую модель, которая бы позволила сформировать интегральный показатель человеческого капитала, точнее, его психологических аспектов, так и практические – применение разработанной модели в эмпирическом исследовании по результатам массового опроса, проведённого во Владимирской области в 2007 году.

Как отметил докладчик, подобная работа в определённом смысле уникальна для психологии. Традиционным объектом исследования в психологии является отдельная личность (или сравнительно небольшой коллектив), и работа с таким крупным объектом исследования как население целого региона или страны, характерная для современных экономических и социологических исследований, ставит перед психологией новые задачи и требует особых подходов.

Одной из таких задач является расширение применения психологического подхода с отдельно взятой личности на крупную совокупность – всё общество, что предполагает разработку системы интегральных показателей, характеризующих психологическое состояние общества. Предложенный в данной работе интегральный показатель человеческого капитала основан на четырёх группах параметров, характеризующих жизнеспособность, работоспособность, способность к обучению и способность к инновациям.  Объединение этих параметров позволяет получить интегральный показатель для отдельного индивида. Основной гипотезой, на которой базировалось исследование, является возможность психологически охарактеризовать население города или региона, любые большие массы людей в тех же терминах, что и отдельно взятого человека. Таким образом, путём усреднения полученных индивидуальных результатов и распространения их на всю совокупность можно получить некоторые количественные характеристики психологического состояния населения.

Вторая часть выступления Александра Юрьева была посвящена представлению результатов практического психологического исследования. Эмпирическая часть исследования – измерение психологических составляющих человеческого капитала, в соответствии с предложенной на предыдущем этапе концепцией интегрального показателя – была осуществлена на основе данных, полученных в результате массового опроса в 2007 году во Владимирской области.

Результаты исследования, по мнению докладчика, внушают тревогу. Основные показатели психологической составляющей человеческого капитала находятся на весьма невысоком уровне: общий показатель жизнеспособности равен 0,49, работоспособности – 0,38, способности к инновациям – 0,6 и способности к обучению – 0,42 (показатели измеряются  в долях единицы). Интегральный показатель человеческого капитала для Владимирской области составил 0,47.

Полученные результаты говорят о достаточно неблагоприятном состоянии населения региона с точки зрения психологических параметров. Исследователями были отмечены такие слабые стороны, как низкий уровень активации центральной нервной системы, сниженный уровень психического здоровья. Тревожно низкий показатель работоспособности сочетается с неадекватно завышенной самооценкой физического состояния, активности и настроения, что в перспективе может способствовать лишь усугублению ситуации. В то же время, как отметил профессор Юрьев, завершая доклад, низкие психологические показатели являются важным сигналом о неудовлетворительном состоянии человеческих ресурсов, что может создавать серьёзные препятствия для успешного социально-экономического развития.

Вторая часть доклада, посвящённая социально-экономическому направлению исследования, была представлена Яной Рощиной, доцентом кафедры экономической социологии ГУ-ВШЭ. Говоря об интересе к подобного рода исследованиям, Яна Рощина отметила, что традиционные экономические и социологические модели объясняют различия в  поведении людей различиями по полу, возрасту, образованию и прочими социально-демографическими характеристиками и как правило не учитывают психологических характеристик индивида. На теоретическом уровне возможная роль психологических факторов как детерминант поведения также исследовалась, однако эмпирические исследования затруднены, во многом в связи со сложностью проведения массовых социологических опросов, включающих психологические измерения.  Вместе с тем, нередко при оценивании традиционных моделей значительная часть вариации остаётся необъяснённой. И именно включение психологических переменных в модели может позволить улучшить их объясняющую силу.

Зарубежные экономисты уделяли достаточно пристальное внимание исследованиям в области экономической психологии, однако в России до настоящего времени подобных работ почти не существовало и представленное исследование представляет собой первый шаг в этом направлении.

Целью исследования было выявление взаимосвязей между психологическими характеристиками человеческого капитала, в частности, анализ влияния этих характеристик на предложение труда (вероятность быть занятым), на заработки и сберегательное поведение семьи, а также анализ взаимосвязи психологических характеристик с такими социально-демографическими переменными, как пол и возраст, образование, должность, религиозность, самооценка материального и имущественного положения. Исследование проводилось с помощью методов корреляционного и регрессионного анализа.

Яна Рощин упомянула и сложностях, связанных с такого рода исследованиями. Во-первых, непосредственное измерение человеческого капитала (способностей, знаний, умений и навыков человека) затруднительно, поэтому, как правило, исследователи используют в качестве переменной, характеризующей человеческий капитал, инвестиции в него (измеряемые в уровне или количестве лет образования, стаже работы и т.п.). В данном исследовании дополнительные проблемы вызванные сложностями, связанными с измерением психологических характеристик человека. Во-вторых, проведение количественного анализа осложнялось несбалансированностью выборки по возрасту (в возрастной группе от 18 до 34 лет наблюдается смещённость в сторону самых молодых – 18-19 лет). Эту характеристику выборки необходимо учитывать при анализе полученных результатов.

Наконец, на этапе проведения регрессионного анализа наиболее существенной является проблема эндогенности: с одной стороны, психологические характеристики влияют на экономическое поведение (например, образование, доходы и выбор профессии зависят от способностей), с другой – экономические факторы в свою очередь оказывают влияние на психологическое состояние человека (образование и профессия развивают определённые навыки и стороны личности, экономические причины могут вызывать стрессы, депрессию и вести к развитию психологических заболеваний и т.д.). Эндогенность ведёт к несостоятельности оценок и может быть решена путём выбора инструментальной переменных. На данном этапе исследования проблема эндогенности решена не была.

По результатам психологического исследования было сформировано около 50 психологических показателей. Для проведения регрессионного анализа это число очень велико, поэтому оно было сокращено до 8 переменных – по 2 в каждом из четырёх плоскостей (жизнеспособность, работоспособность, способность к инновациям и способность к обучению), построенных с помощью метода главных компонент.  Далее для каждой из исследуемых зависимостей – минцеровского уравнения для оценки отдачи от человеческого капитала и анализа детерминант сберегательного поведения домохозяйства – были оценены три вида моделей: без включения психологических факторов, с включением факторов, построенных по методу главных компонент, и с включением первоначальных психологических переменных.

В результате проведённого анализа были сделаны выводы о том, что влияние некоторых психологических характеристик на заработную плату есть, однако оно значимо не для всех характеристик (то есть не все они являются человеческим капиталом в экономическом смысле слова), при этом значимость интегральных факторов выше, нежели отдельных частных показателей. В целом же модель без учёта психологических факторов человеческого капитала существенно не уступает усложнённой модели, то есть невключение психологических переменных в модель лишь незначительно искажает результаты оценивания. Этот результат соответствует выводам западных исследователей. Влияния психологических характеристик на сберегательное поведение домохозяйства выявлено не было. Возможно, как отметила Яна Рощина, это связано с тем, что в качестве объясняющих факторов использовались параметры респондента, участвовавшего в опросе, а он вовсе не обязательно является лицом, принимающим финансовые решения в семье.

По результатам корреляционного анализа были выявлены значимые взаимосвязи психологических факторов человеческого капитала с такими социально-экономическими и демографическими параметрами, как возраст, образование, образ жизни, миграция.

Оппонентами к докладу были  Александр Поддьяков, профессор кафедры общей и экспериментальной психологии ГУ-ВШЭ, и Алексей Белянин, доцент Международного института экономики и финансов (МИЭФ) ГУ-ВШЭ.

Александр Поддьяков, отметив высокую значимость и новизну проведённой работы, высказал также несколько критических замечаний и пожеланий. Так, по его мнению, предположение о том, что большие массы людей (такие, как население города или региона, или страны) можно характеризовать теми же психологическими показателями, что и отдельного человека, вовсе не бесспорно, поэтому придание ему роли аксиомы некорректно и стоит рассматривать его скорее как гипотезу. Действительно, пояснил оппонент, можно привести немало примеров характеристик, присущих исключительно коллективам людей (например, сплочённость), поэтому использование  только индивидуальных параметров для  характеристики общества не может считаться исчерпывающим.

Также небесспорным представляется правомерность усреднения психологических характеристик по географическому принципу (распространение этого «портрета» может быть в большей степени оправдано, если речь идёт о людях, принадлежащих к одной культурной или этнической группе, нежели просто проживающих в одном регионе).

Алексей Белянин отметил, что для экономистов интерпретация полученных результатов затруднена, так как измерение психологических характеристик человеческого капитала в данном исследовании не всегда понятно, и по сути эти измеренные характеристики выступают как «черный ящик».

Активное обсуждение вызвали вопросы, связанные с особенностями выборки, применявшейся в исследовании и влиянием этих особенностей на полученные результаты. Так, многие психологические характеристики очень сильно коррелированны с возрастом. В выборке представлены все возраста, однако доли возрастных групп не соответствуют выявленным по результатам переписи (выборка смещена в сторону молодых возрастов). Это может быть одним из факторов, искажающих результаты, а также вновь ставит вопрос о правомерности усреднения результатов и корректность их содержательной интерпретации. Было высказано предположение о том, что, возможно, этих проблем удалось бы избежать, и были бы получены более качественные результаты, если бы аналогичное исследование было проведено в какой-то одной возрастной группе (например, людей 30-35 лет), тогда искажений, связанных с возрастным влиянием, удалось бы избежать. Было уделено внимание также тому факту, что выборка, применяемая в исследовании не случайная, а квотная. Это делает её более подходящей для анализа описательных характеристик, однако для регрессионного анализа необходима случайная выборка, в противном случае это ведёт к смещённости оценок.

Подводя итоги состоявшейся дискуссии, ведущий семинара Сергей Рощин отметил, что помимо уже отмеченной проблемы эндогенности в таких исследованиях, есть еще проблема ненаблюдаемого дотрудового периода жизни. Психологические характеристики и способности могут зависеть не только от экономического положения человека, от его трудовой деятельности, но формируются и в процессе социализации в детском и подростковом возрасте, под влиянием семьи и школы. Причем процессы формирования психологических характеристик и социализации в детском возрасте также обладают эндогенностью, к тому же в последующем влияя на будущую трудовую карьеру, выбор сферы деятельности и т.д.


Нарышкина Анна, сотрудник ЛИРТ

Презентация - Юрьев А.

Презентация - Рощина Я.

Раздаточный материал (таблицы) - Рощина Я.