• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Семинар «Что мы знаем о мигрантах? Портрет и доходы трудовых мигрантов в России по материалам опроса домохозяйств Таджикистана»

25 сентября на совместном семинаре ЛИРТ и ЦеТИ Евгения Чернина представила доклад о трудовых мигрантах из Таджикистана в России. Добавлено видео

Добавлено видео

На состоявшемся 25 сентября совместном семинаре ЛИРТ и ЦеТИ был представлен доклад Евгении Черниной (ЦеТИ ВШЭ) на тему: «Портрет и доходы трудовых мигрантов в России по материалам опроса домохозяйств в Таджикистане». Научным руководителем работы является Михаил Локшин (Всемирный Банк, ЦеТИ ВШЭ).

Россия является страной-рецепиентом трудовых мигрантов из стран бывшего СССР, в особенности из Центральной Азии. В настоящее время в стране ведётся серьёзная общественная дискуссия на тему социально-демографических, культурных и экономических проблем миграции, что подтверждает актуальность представленной работы. Интересным вопросом является исследование факторов, влияющих на отбор в миграцию: исследователи не приходят к единому мнению о влиянии уровня человеческого капитала работника на отбор в миграцию. Также при изучении миграции часто рассматривают вопросы, связанные с дискриминацией. Существуют различные точки зрения на дискриминацию мигрантов, специалисты выделяют следующие причины: мигранты не обладают специфическим для принимающей страны человеческим капиталом, сегментация рынка труда ведёт к тому, что мигранты конкурируют за ограниченное число рабочих мест.

В работе использовалась модель отбора в миграцию, основанная на сравнении минцеровского уравнения заработной платы мигранта в России и в Таджикистане, включающего уровень отдачи на образование в каждой из стран. Исследование проводилось на основе данных Tajik Living Standards Survey, World Bank 2007, 2009 и RLMS-HSE.

Согласно полученным в работе дескриптивным статистикам выборки, типичное домохозяйство в Таджикистане состоит из семи человек, в том числе трёх мужчин, один из которых является мигрантом. Мужчинами являются 96,7% таджикских мигрантов, 71% состоят в браке. Средний возраст трудового мигранта- 27,7 лет, большинство работников проживает в сельской местности (86,9%), 85% владеют русским языком. Средний заработок таджикского мигранта в России составляет 350 долларов, 81% мигрантов высылает на родину денежные переводы. 54% таджикских рабочих имеют разрешение на работу в России. Рассмотрение профессиональной принадлежности мигрантов показало, что в профессиональной структуре преобладают рабочие строительной отрасли(40%) и неквалифицированные рабочие(41%).

При рассмотрении уровня образования мигрантов и немигрантов в Таджикистане выяснилось, что мигранты с большой вероятностью обладают средним образованием, чем не мигранты, но в то же время с меньшей вероятностью- среднеспециальным или техническим. Также исследование показало, что заработки мигрантов в России примерно в 5 раз превышают их резервный доход.

Оценка модели отбора в миграцию, основанная на минцеровском уравнении зарплат для России и Таджикистана была проведена при помощи switching regression model. Интересным и в то же время ожидаемым результатам явилась значительно большая, чем в России отдача на образование в Таджикистане.

В заключительной части исследования Евгения провела оценку различий в заработной плате между мигрантами и россиянами на основе МНК-регрессии(для зарплаты мужчин в России) и метода Propensity score matching. Согласно полученным результатам мигранты в России зарабатывали на 7% и 14% меньше россиян в 2007 и 2009 годах.

Оппонентом к докладу выступила Елена Вакуленко (ЛМсМЭР ВШЭ), которая предложила включить в уравнение отбора в миграцию среднедушевые доходы семьи мигранта, что позволит учесть «ловушку бедности». Оппонент отметила возможность наличия смещения за счет самоотбора (self-selection bias) в выборке, а также наличие эндогенности в уравнении из-за невозможности измерить способности работника. Елена предложила оценить модель не только на кросс-секции, но и на панельных данных и при оценке уровня отдачи на образование обратить внимание на доверительный интервал.

Ростислав Капелюшников (ЦеТИ ВШЭ) указал на возможную некорректность агрегирования номенклатуры уровней образования в RLMS, что могло исказить результаты работы для российского рынка труда. По мнению Ростислава Капелюшникова, недостатком работы является то, что происходит сравнение по разным кластерам рабочих мест. Владимир Гимпельсон (ЦеТИ ВШЭ) высказал мнение о том, что работа бы выиграла, если бы была взята более общая тема и были приведены оценки для всех стран-доноров мигрантов в Россию. Сергей Рощин (ЛИРТ ВШЭ) посетовал на проблемы оценки отдачи на образование, связанные с тем, что мы не можем учесть качество образования в регрессии. Кроме того, важно понимать, как соотносятся часы работы россиян и таджиков. Сергей Рощин также предложил сделать оценки по разным возрастным подвыборкам для качества образования.

Михаил Локшин отметил, что если в уравнении будет учтено ещё и качество образования, разница в заработных платах для мигрантов и российских работников ещё уменьшится, таким образом, полученные Евгенией Черниной результаты, можно оценивать как верхнюю границу этого разрыва. Михаил также считает, что, несмотря на наличие очевидных проблем в исследовании, данная работа является существенным шагом вперёд при исследовании данной тематики, поскольку впервые были использованы данные о мигрантах, полученные в стране-доноре.

Презентация


Рудаков Виктор, стажер-исследователь ЛИРТ