• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Минимальная заработная плата во Франции и ее побочные эффекты

Каков размер и механизм назначения минимальной заработной платы во Франции? Что определяет его: инфляция или политика? Как стимулировать предприятия к найму низкопроизводительных работников? Как повлияло сокращение рабочей недели на минимальную зарплату? Эти и другие вопросы были рассмотрены 2 марта на семинаре Лаборатории исследований рынка труда (ЛИРТ), где профессор экономики Михаил Соллогуб из университета Париж 1 Пантеон-Сорбонна представил доклад о минимальной заработной плате во Франции.

2 марта состоялся семинар Лаборатории исследований рынка труда (ЛИРТ). С докладом на тему «Минимальная заработная плата во Франции и ее побочные эффекты» выступил Михаил Соллогуб, профессор экономики Университета Париж 1 Пантеон-Сорбонна.

Докладчик начал выступление с истории и механизмов установления минимальной заработной платы (SMIC). Действующий в настоящее время порядок установления минимальной заработной платы появился в 1970 г. Основной особенностью SMIC является то, что она едина для всех регионов внутри страны.

Помимо предусмотренного законодательством ежегодного пересмотра ставки, существуют еще и другие основания для ее повышения: это темп инфляции, превышающий 2% в год, рост покупательной способности средней заработной платы работников и «просто» решения действующего президента.

На сегодняшний день SMIC составляет 8,63 евро в час. Работник «на руки» получает меньшую величину на величину подоходного налога. Кроме того, работодатель с SMIC выплачивает социальные отчисления (взносы на социальное страхование, в пенсионный фонд, деньги, которые идут на выплаты пособий по безработице и многодетным семьям). В итоге, работодателю работник обходится почти в 2 раза дороже, чем получает «чистыми» работник.

Отношение SMIC к медианной заработной плате во Франции составляет около 60% – это одно из самых высоких в мире. Естественно, у такой высокой минимальной заработной платы есть свои плюсы и минусы. Плюсы очевидны и «достаются» тем, кто эту SMIC получает. Один из основных минусов состоит в том, что такой высокий уровень исключает с рынка труда тех работников, производительность которых меньше издержек работодателя на выплату минимальной зарплаты.

Для снижения отрицательных последствий существования SMIC на занятость во Франции были снижены социальные отчисления с низких заработных плат. Эта политика считается эффективной, но дорогой. Например, в 2007 году французское правительство потратило 17 млрд. евро на социальную политику, что намного выше расходов других стран (сопоставимая сумму была потрачена из бюджета на финансирование высшего образования).

Далее докладчик дал характеристику рынку труда Франции. Из-за высокого отношения SMIC к медианной заработной плате высока доля тех, кто получает именно минимальную заработную плату (примерно 13%). Основная часть занятых во Франции – это лица от 25 до 50 лет, более молодые и пожилые «выдавливаются» с рынка труда. Рынок труда характеризуется относительно высокими показателями мобильности: каждый день создается примерно 10 тысяч новых рабочих мест, и примерно столько же закрывается; около 30 тысяч человек ежедневно покидают свое место работы и находят новую работу. Фактически, мы видим большой оборот рабочей силы при небольшом росте объема занятости. Из-за сокращения рабочей недели с 39 до 35 часов во Франции долгое время существовало 4 разных ставки SMIC, что несколько затрудняет проведение исследования.

Оппонент, Нина Вишневская (ЦеТИ ГУ-ВШЭ), рассказала про минимальную заработную плату (МЗП) в России. Она отметила, что основной проблемой нашей системы установления МЗП по сравнению с французской или американской является децентрализация, то есть регионы сами устанавливают уровень МЗП. На деле получилось, что основной институт, который устанавливает минимальную заработную плату в регионах – Российская трехсторонняя комиссия. Всегда были споры по поводу МЗП, но перед самым кризисом ставка была установлена на уровне 4330 р., что уже значительно ближе к прожиточному минимуму, это отразило положительную динамику экономической политики в этой сфере. Но с наступлением кризиса повторяется ситуация 90-х годов, когда основной задачей было сдерживание роста МЗП. Цивилизованный механизм еще не успел создаться, как его уже сломали.

Роль МЗП в экономике снижается: для тарифной сетки бюджетного сектора ставки не привязаны к МРОТ, вследствие чего отсутствует эффект перелива (повышение одной ставки не влечет за собой повышение остальных); для коммерческого сектора заработную плату определяют отраслевые тарифные соглашения, которые ориентируются больше на величину прожиточного минимума, нежели на МПЗ.

На Западе на коллективных переговорах обычно обсуждается процент роста заработной платы, у нас же ее пол. Сейчас профсоюзы добились того, чтобы пол заработной платы был установлен на уровне прожиточного минимума, который растет быстрее МПЗ в условиях инфляции, что выгодно для рабочих. Доля соглашений, в которых в качестве пола зарплаты выступает МРОТ, с 1997-1998 годов упала до 17%.

Нина Вишневская (ЦеТИ ГУ-ВШЭ) высказала мнение, что число получателей МЗП возрастет на 1-2,5%, влияние МРОТ на рынок труда усилится. Высокая ставка МЗП, скорее всего, будет выталкивать с рынка малый бизнес, окажет влияние на занятость и безработицу. Люди, получающие МРОТ, скорее всего, будут первыми кандидатами на увольнение, и государству придется выделять средства на их поддержку. Второй вариант развития событий – это сокращение зарплат как в 90-е годы. Тогда, в первую очередь, производство покидают квалифицированные кадры.
Было выявлено, что МЗП, несмотря на всю ее социальную важность, не снижает уровень бедности.

Сергей Санович (ЛИА ГУ-ВШЭ) заинтересовался, почему, по мнению Михаила Соллогуба, основное число получателей SMIC сосредоточено в богатых семьях. Ответ был прост: минимальную заработную плату получают люди, у которых значительные нетрудовые доходы, а именно жены бизнесменов и дети богатых родителей.

Ларису Смирных (ЛИРТ ГУ-ВШЭ) высказала предположение, что среди работающих на аутсорсинге сотрудников большинство должно получать SMIC. Оказалось, что в отличии от России на условиях аутсорсинга во Франции работают и более высокооплаичваемые категории работников.

Сергей Рощин (ЛИРТ ГУ-ВШЭ) спросил, удалось ли «пощупать» отрицательные эффекты от МЗП. Михаил Соллогуб ответил, что для Франции это несколько затруднительно, так как в отличие от Америки SMIC едина для всех регионов, и нет точек сравнения, так же временные рамки доступных данных для исследования (1,5 года) оказались недостаточными. Основные эффекты, которые удалось выделить, это более высокая вероятность безработицы тех, кто сейчас получает заработную плату на уровне SMIC или ниже, и относительное снижение заработной платы для тех, у кого она высокая.

Михаил Соллогуб отметил, что после образования зоны ЕС для Франции ничего особо не изменилось, унификации и единой ставки МЗП для всех стран ЕС пока не предвидится, тем более, что 7 из 27 стран союза существуют в условиях тарифной автономии (не имеют МЗП).

В заключение Сергей Рощин сказал, что минимальная заработная плата – важная тема, к которой планируется вернуться на последующих семинарах ЛИРТ.


Дарья Рощина, сотрудник ЛИРТ


Репортаж opec.ru про семинар