• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Влияние вредных условий труда на трудовую мобильность

2 апреля на семинаре ЛИРТ Елена Вакуленко представила доклад «Моделирование трудовой мобильности и ожидаемой заработной платы в России по данным РМЭЗ 2005-2006 гг.»

2 апреля состоялся семинар научно-учебной Лаборатории исследований рынка труда (ЛИРТ), на котором с докладом на тему: «Моделирование трудовой мобильности и ожидаемой заработной платы в России по данным РМЭЗ 2005-2006 гг.» выступила студентка магистратуры факультета экономики ГУ-ВШЭ, ассистент кафедры математической экономики и эконометрики ГУ-ВШЭ Елена Вакуленко .

Свое выступление докладчик начала с указания отличительной особенности данного исследования от ряда уже существующих работ по данной теме, а именно Елена отметила, что исследование процесса трудовой мобильности не будет ограничиваться только финансовыми мотивами со стороны индивидов. В данной работе будет исследован немаловажный фактор, влияющий на принятие решения о смене рабочего места – условия труда. В качестве показателя условий труда рассматривается вредность, опасность для здоровья конкретной работы.

Далее докладчик перешла к характеристике исследуемой теоретической модели. В основу исследования легла теория компенсаций, подробно рассмотренная в статье В. Грота и М. Верберне. Для разделения работ на типы из анкеты российского мониторинга экономического положения и здоровья населения (RLMS) был выбран вопрос: «Является ли производство, на котором Вы работаете, вредным или опасным, то есть дающим право на досрочное назначение трудовой пенсии, на дополнительные выплаты или льготы?» Соответственно, если ответ давался положительный, то работа считалась «плохой». Если же ответ был отрицательным, то работа считалась «хорошей». Далее рассматривалась двухпериодная модель. В первом периоде работник делает выбор работать ему на «хорошей» работе или на «плохой». Предполагается, что у каждого человека есть функция полезности U(W,S), зависящая от двух факторов: заработной платы (W) и качества условий труда (S), при этом S=1, если работа «плохая» и S=0, если работа хорошая. Также есть некоторая компенсация за плохие условия труда – Z, однако каждый работник оценивает ее по-разному. Таким образом, для работника предпочтительнее «хорошая» работа, но в то же время он согласится на «плохую», при условии, что к заработной плате он будет получать компенсацию Z. Существует так называемая рыночная компенсация за «плохую» работу – разница между заработными платами на соответственно «хорошей» и «плохой» работе. Осуществляя выбор на рынке труда работник будет сравнивать величину компенсации, при которой он готов выбрать «плохую» работу, с рыночной компенсацией.

Во втором периоде работник принимает решение о том, менять ему работу или не менять. Работник сравнивает выгоды и издержки от принятия соответствующего решения и делает свой выбор. Однако если он решит поменять работу перед ним стоит еще один выбор – перейти на «хорошую» или «плохую» работу. Таким образом, перед каждым работником возникает выбор из 3 вариантов: остаться на прежней работе; перейти на работу с «хорошими» условиями труда; перейти на работу с «плохими» условиями труда. Далее докладчик рассматривает чистый доход от принятия каждого выше перечисленного решения. Работник принимает решение о выборе того или иного состояния на основании сравнения отдач от различных исходов.

В продолжение доклада Елена рассказала об эмпирической проверке данной модели, которая включала пять этапов:
1) оценка «сокращенной» формы логистического уравнения для разных типов качества работы в первом периоде, т.е. оценивается вероятность работать на работе определенного типа;
2) оценка уравнений логарифмов заработной платы отдельно для каждого типа работы в первом периоде, скорректированная на ошибку смещения отбора с помощью оценок, полученных на первом шаге;
3) оценка множественной логит-регрессии для различных комбинаций мобильности (менять или не менять работу) и типов работы («хорошая» и плохая» работа) во втором периоде, т.е. оценивается вероятность не менять или сменить работу на другую работу определенного типа;
4) оценка четырех уравнений заработных плат для разных комбинаций мобильности и типов работы во втором периоде, скорректированная на смещение отбора (для этого используется оценки третьего шага);
5) оценка структурной модели: оценивание уравнения издержек мобильности, неявной цены «плохой» работы и дисконт-фактора с использованием прогнозов для заработных плат, полученных на втором и четвертом шаге.

В качестве базы данных использовались результаты Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения (RLMS). Для анализа были выбраны 14 и 15 раунды, которые представляет собой серию опросов индивидов в 2005 и 2006 гг. соответственно.

Далее докладчик прокомментировала некоторые полученные результаты. К примеру, как показало исследование, в 2005-2006 гг. 71,3% работников, которые в первом периоде выбрали «хорошую» работу остались на ней, 13,6% сменили ее на другую «хорошую» и лишь 1,4% сменили ее на «плохую» работу. В то же время 12% работников, которые во первом периоде выбрали «плохую» работу остались на ней, 1% сменили ее на «хорошую» работу и всего 0,7% перешли на другую «плохую» работу.

В заключении Елена подвела итоги и сделала несколько выводов. Трудовая мобильность отрицательно зависит от возраста, и существует отрицательная зависимость между мобильностью и специфическим опытом. С возрастом переход с работы на работу сопровождается более высокими затратами. Процессы трудовой мобильности мужчин и женщин происходят по-разному. Вероятность работать на «плохих» работах у мужчин больше. По оценкам «скрытая» цена «плохой» работы у женщин выше, т.е. они требуют большую надбавку за плохие условия труда. Наличие детей у респондентов уменьшает вероятность мобильности и повышает вероятность стабильных отношений с работодателем. Заработная плата для людей с высшим образованием выше. При этом наличие высшего образования не оказывает никакого воздействия на решение о смене рабочего места. В городах федерального значения, Москве и Санкт-Петербурге, а также в прилежащих областях, заработные платы выше, а издержки мобильности ниже, что стимулирует к переходам на другую работу.

Оппонент Оксана Кузьмич поблагодарила докладчика и сделала несколько комментариев к работе. Во-первых, она предложила протестировать данную модель на всех раундах РМЭЗ, а не только за 2005-2006 года. Также было отмечено, что возможно необходимо сделать некоторые корректировки на ограничения выборки по пенсионному возрасту, так для «плохих» и «хороших» работ он различается. Далее был сделан комментарий относительно спецификации уравнений. Оксана отметила, что необходимо учитывать гендерные различия, а значит оценивать уравнения отдельно для мужчин и женщин.

Лариса Смирных заметила, что в работе не была четко обозначена тестируемая гипотеза, а поэтому возникает вопрос, что же проверялось и подтвердились или нет предположения.

В ходе развернувшейся дискуссии, Сергей Солнцев обратил внимание на то, что в работе не хватает дескриптивной статистики и хотелось бы видеть больше полученных результатов именно в цифрах. Также он отметил, что во втором периоде нарушается логика модели, так как рассматривается только добровольная мобильность и не учитывается выход в безработицу, а значит существует необходимость контролировать вынужденную мобильность.

Подводя итоги, Сергей Рощин заметил, что главная проблема данной работы заключается в том, что в хорошем техническом анализе «потерялись» некоторые содержательные вопросы исследования. Также он согласился с коллегами, что помимо вынужденной мобильности необходимо контролировать еще ряд параметров, которые существенно влияют на решение индивида о смене рабочего места, а значит их отсутствие в данной работе искажает полученные результаты. Сергей Рощин отметил необходимость уделить внимание тестированию более полноценных эконометрических моделей относительно мобильности. В заключение, он посоветовал сделать дескриптивный анализ, который позволит сформулировать основную гипотезу и таким образом поможет перейти от технических результатов к исследовательским.


Презентация к докладу



Виктория Скоркина, сотрудник ЛИРТ