• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Семинар «Влияние минимальной заработной платы на неформальную занятость»

На совместном семинаре научно-учебной Лаборатории исследований рынка труда (ЛИРТ) ВШЭ и Центра трудовых исследований (ЦеТИ) ВШЭ своё исследование по влиянию минимальной заработной платы (МЗП) на неформальную занятость представил старший научный сотрудник ЦеТИ Алексей Ощепков. Добавлено видео

12 марта 2013 года на совместном семинаре Лаборатории исследований рынка труда (ЛИРТ) ВШЭ и Центра трудовых исследований (ЦеТИ) ВШЭ своё исследование по влиянию минимальной заработной платы (МЗП) на неформальную занятость представил старший научный сотрудник ЦеТИ Алексей Ощепков.

Исследование ставило своей целью нахождение ответа на вопрос, способствует ли повышение МЗП распространению неформальной занятости в России. Для целей исследования использовались квартальные региональные данные об уровнях неформальной занятости, рассчитанные на микроданных ОНПЗ, а также собранные помесячные региональные данные о средней заработной плате и МЗП с 2001 по 2010 годы. Оценка влияния МЗП на неформальную занятость проводилась согласно методологии Д.Ньюмарка и В.Уошера [Neumark, Wascher,1992].

При анализе использовались данные по 83 регионам России. Характерной особенностью является гетерогенность рынков труда и сильные межрегиональные различия в индексе Кейтца. Единый федеральная МЗП из-за различий в средней заработной плате по регионам, в одних регионах почти не заметен, а в других является «связывающим» для работодателей.

Институционально в России существует 2 типа МЗП - единая федеральная, и с 2007 года существует возможность введения региональной МЗП на уровне, не ниже федерального. Характерной особенностью региональных МЗП является неполнота их покрытия (МЗП может быть установлен для отдельных секторов, отраслей или районов).

Как отметил докладчик, на данный момент сложилось 3 подхода к оцениванию эффектов МЗП на рынок труда: time-series на временном ряде агрегированных данных по стране в целом, panel data на панельных данных по регионам, и case study- анализ отдельных повышений МЗП. В своём исследовании Алексей Ощепков использовал метод исследования панельных данных по регионам. В качестве зависимой переменной использовалась доля неформально занятых. Ключевой объясняющей переменной явился индекс Кейтца, показывающий соотношение между МЗП и средней заработной платой в регионе. Также в качестве контрольных переменных использовались годовые, квартальные и месячные дамми-переменные и месячный индекс промышленного производства. Автор использовал модифицированный индекс Кейтца, который определялся как соотношение МЗП в период t со средней заработной платой в период t-1. В работе оценивание проводилось отдельно на 2-х периодах: c 2001 по 2007 год, и с 2007 по 2010, что связано с институциональными изменениями при введении региональных МЗП.

Согласно полученным результатам, МЗП увеличивает долю неформально занятых. Влияние наиболее явно прослеживается с 2007 года, когда произошли два сильных повышения федеральной МЗП, и при этом регионы имели возможность устанавливать собственные МЗП. Значимый эффект можно проследить на 2-й месяц после повышения МЗП, более сильным и значимым он становится на 3 месяц, прослеживается он и на 4-й месяц. Согласно полученным результатам исследования, рост индекса Кейтца на 10 п.п. увеличивает долю неформально занятых на 0,8-0,9 пп., при этом есть ряд оснований полагать, что оценка является заниженной. Полученные результаты заставляют сомневаться в достижении МЗП декларируемых целей, среди которых обеспечение «достойного» труда и повышение благосостояния низкооплачиваемых работников. Несмотря на то, что такие работники массово не покидают занятость, происходит их существенный переток в неформальный сектор, который традиционно ассоциируется с «плохими» рабочими местами.

Оппонентом к докладу выступила Елена Кобзарь (ЛИРТ ВШЭ), отметившая редкость для российского рынка труда работ по данной теме. Оппонент высказала мысль об отсутствии понимания того, является ли МЗП хорошим инструментом воздействия на рынок труда и указала на продолжающуюся дискуссию по этому вопросу Карда, Крюгера и Ньюмарка, отстаивающих диаметрально противоположные взгляды на данную проблему. Елена Кобзарь указала на то, что у неё есть определённые вопросу к конструированию переменных и прежде всего МЗП. Так, например, существуют регионы, которые устанавливают МЗП , дифференцированную для разных субрегионов и отраслей. Также важным вопросом является enforcement региональных соглашений по МЗП. Елена Кобзарь поставила под сомнение удачность выбора такой контрольной переменной, как индекс промышленного производства в регионе.

Анна Лукьянова (ЦеТИ ВШЭ) отметила, что докладчик исходит из предположения, что в неформальном секторе не соблюдается законодательство, а в формальном- всегда соблюдается. Но этот тезис может быть поставлен под сомнение, так как и в формальном секторе существуют определённые механизмы, чтобы обойти МЗП, например, сократив количество часов работы. Анна Лукьянова указала на то, что использование индекса промышленного производства во многих спецификациях лишено смысла, особенно когда он берётся с лагом. Также было отмечено, что имеются определённые вопросы к измерению неформальной занятости на региональном уровне и enforcement региональных МЗП может быть недостаточным. Анна Лукьянова также указала на то, что приведённая методология никак не учитывает, что между регионами (особенно соседними) существует корреляция в установлении заработных плат.

Владимир Бусыгин (ФЭ ВШЭ) усомнился в необходимости использования индекса Кейтца и предложил измерить влияние МЗП на неформальную занятость напрямую через приращения. Лариса Смирных (ЛИРТ ВШЭ) уточнила у докладчика, проводился ли контроль на субсидии регионам. Ростислав Капелюшников (ЦеТИ ВШЭ) спросил, снижается ли с уменьшением индекса Кейтца неформальная занятость и не происходит ли это под действием роста средней заработной платы. Сергей Рощин (ЛИРТ ВШЭ) задал вопрос, не является ли то, что значимая взаимосвязь между исследуемыми величинами проявляется на 3-х месячных лагах показателем особенностей формирования прокси для неформальной занятости. Он также отметил важность понимания того, что происходит с долей получающих заработную плату в окрестности МЗП по регионам.


Презентация


Продолжите обсуждение на фейсбуке


Рудаков Виктор, младший научный сотрудник ЛИРТ




Заметка OPEC.ru о семинаре