• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Семинар «Неформальная занятость и субъективный социальный статус: пример России»

21 мая состоялся совместный научный семинар Лаборатории исследований рынка труда (ЛИРТ) ВШЭ и Центра трудовых исследований (ЦеТИ) ВШЭ. Докладчик - Анна Зудина (ЦеТИ ВШЭ).

21 мая состоялся совместный научный семинар Лаборатории исследований рынка труда (ЛИРТ) ВШЭ и Центра трудовых исследований (ЦеТИ) ВШЭ, на котором с докладом «Неформальная занятость и субъективный социальный статус: пример России» выступила Анна Зудина, младший научный сотрудник ЦеТИ ВШЭ.

Многочисленные исследования неформальности на рынке труда с 1970-х гг. показывают неоднородность самого явления и неоднозначность его влияния на экономику и общество. Социальное положение неформально занятых, и его последствия для социально-экономического статуса также остаются неясными. Целью исследования являлось нахождение ответа на вопрос, влияет ли неформальность занятости на то, как люди оценивают своё место в обществе. Для этого автор вводит понятие субъективного социального статуса (ССС), который отражает представление индивида о его социальном положении внутри социальной иерархии.

Для целей исследования автор рассматривает, как различные состояния на рынке труда влияют на оценки ССС. Другой задачей исследования являлся анализ того, вызывает ли смена статуса формальности/неформальности изменения в оценках ССС. Существующие теоретические подходы (функционалистский, неовеберианский) приходят к разным выводам о последствиях неформальной занятости для социального неравенства. Функционалистский подход признаёт отсутствие значимых различий в ССС неформальных и формальных работников, а неовеберианский постулирует наличие выраженных значимых различий.

Исследование Анны Зудиной выполнено на данных РМЭЗ-ВШЭ за 2000-2010 гг. В качестве индикатора для неформальной занятости использовались самозанятые индивиды, неформальные наёмные работники и нерегулярные работники. Прокси-переменными для субъективного социального статуса выступили самооценки положения по шкалам богатства, власти, уважения, обеспокоенности будущим материальным положением и удовлетворённости текущим материальным положением. Методология исследования включала три этапа: описательный анализ динамики средних показателей ССС формальных и неформальных работников, регрессионный анализ при помощи порядковых пробит-моделей и регрессионный анализ панельных регрессий с фиксированными эффектами. В завершении исследования была проведена проверка устойчивости полученных результатов и оценка моделей Хаусмана-Тейлора.

Анализ средних показал низкий уровень большинства средних оценок за исключением шкалы уважения. Самооценки для самозанятых значимо выше практически по всем показателям. По субъективному благосостоянию формальные работники и неформалы по найму очень похожи.

Регрессионный анализ осуществлялся при помощи порядковых пробит-моделей, где в качестве зависимой переменной использовался один из индикаторов ССС, а объясняющими переменными выступили социально-демографические характеристики, статус на рынке труда и годовые эффекты. Регрессионный анализ подтверждает основные результаты дескриптивного анализа. Для неформалов по найму отмечаются более низкие самооценки власти и уважения, а также отсутствие различий по субъективному благосостоянию. Самозанятые характеризуются более высокими самооценками по субъективному благосостоянию, отсутствием различий по показателям власти и уважения. Автор отмечает наличие таких проблем измерения как ненаблюдаемая неоднородность и самоотбор.

Заключительная часть исследования заключалась в регрессионном анализе на панельных данных с использованием моделей с фиксированными эффектами и подтверждением модели тестом Хаусмана. Согласно полученным в работе выводам, нет оснований говорить о выраженном эффекте неформальной занятости на систему социальной стратификации и социальное неравенство. Размер эффекта даже при значимых коэффициентах невелик. Формальный сектор в восприятии россиян не связывается ни с возможностью улучшить своё благосостояние, ни с системой социальной защиты. Автор приходит к мысли о том, что особенности российской модели рынка труда, проявляющиеся в сочетании неполного инфорсмента трудовых договоров, неопределённости альтернатив и слабых институтов коллективно-договорного процесса приводят к потере преимуществ от формальной занятости.

Оппонентом к докладу выступила Елена Варшавская, профессор кафедры управления человеческими ресурсами ВШЭ. Она отметила высокое качество и оригинальный подход к исследованию последствий неформальной занятости не через зарплатные характеристики, а через показатели социального самочувствия. Оппонент выразила сомнение в целесообразности включения нерегулярных работников в группы неформально занятых. Кроме того, по мнению Елены Варшавской несколько спорной выглядит попытка связать различия в самооценке ССС с сегментацией на рынке труда. Оппонент также предложила проанализировать вынужденность/добровольность неформальной занятости.

Анна Лукьянова (ЦеТИ ВШЭ) поинтересовалась обоснованием использования модели с фиксированными эффектами. Также она предположила, что иногда работник может давать неправильную самооценку сектора в котором он работает (формальный/неформальный). Алексей Ощепков (ЦеТИ ВШЭ) отметил, что часть коэффициентов в регрессии всё же являются значимыми и поэтому сложно делать однозначный вывод об отсутствии эффекта неформальной занятости на ССС. Сергей Солнцев (ЛИРТ ВШЭ) задал вопрос о неявном предположении о том, что для разных видов неформально занятых должно быть нечто сходное для трёх измерений ССС. Сергей Рощин (ЛИРТ ВШЭ) высказал сомнение по поводу того откуда берётся гипотеза о том, что самооценка социального статуса формально и неформально занятых должна различаться. Владимир Гимпельсон (ЦеТИ ВШЭ) отметил, что согласно институциональной структуре российского рынка труда, формальный сектор не даёт никаких дополнительных преимуществ работникам.

В заключении Сергей Рощин отметил, что работа положительно выделяется тем, что рассматривает функционирование агентов в экономике не через зарплатные характеристики, а через другие характеристики функцию полезности. По мнению Сергея Рощина ключевой вопрос в исследовании- об институтах, в которые погружена формальная и неформальная занятость. Кроме того, было предложено сравнить полученные результаты с результатами схожих исследований.

Презентация     Текст к семинару



Рудаков Виктор, младший научный сотрудник ЛИРТ ВШЭ


Статья OPEC.ru по материалам семинара