• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Вклад репродуктивных намерений в объяснение рождаемости

9 июня на семинаре ЛИРТ Оксана Синявская (НИСП) представила доклад «Вклад репродуктивных намерений в объяснение рождаемости в современной России».

2 июня состоялся семинар научно-учебной Лаборатории исследований рынка труда (ЛИРТ), на котором с докладом «Вклад репродуктивных намерений в объяснение рождаемости в современной России» выступила Оксана Синявская, заместитель директора Независимого института социальной политики.

Свой доклад Оксана начала с постановки проблемы исследования, которая заключается в выявлении взаимосвязи репродуктивных намерений и факта деторождения в современной России. Одним из главных вопрос, на который планировалось найти ответ, заключался в том, могут ли намерения родить ребенка выступать хорошим предиктором будущих рождений? С одной стороны, демографическая статистика подтверждает то, что население контролирует процесс деторождения, а с середины 1990-х гг. материнство к тому же начало стареть. С другой стороны, результаты анализа связи между намерениями и рождениями на основе РМЭЗ показали невысокую предсказательную силу намерений и выявили различные детерминанты намерений и рождений (Рощина, Бойков, 2005). В данном случае докладчик предполагает, что полученный результат, возможно, отражает слабости инструментария, не позволяющего точно измерить намерения.

По словам Оксаны, появление нового панельного обследования – «Родители и дети, мужчины и женщины в семье и обществе» (РиДМиЖ) позволило вернуться к изучению взаимосвязи репродуктивных намерений и последующего поведения. Исследователями решался вопрос, связанный с изучением предсказательной силы различных формулировок вопросов о репродуктивных намерениях. Базовой теоретической рамкой для моделирования принятия решений о рождении детей выступили экономическая теория рождаемости, разработанная Г.Беккером, теория планируемого поведения (Ajzen, Fishbein 1980), а также модель (Miller, Pasta, 1995), объясняющую взаимоотношение репродуктивных намерений и фактических рождений с учетом расхождений между двумя этими показателями (Miller, Pasta, 1995).

Представляемые результаты основаны на данных двух волн панельного социально-демографического обследования «Родители и дети, мужчины и женщины, в семьи и обществе» (далее – РиДМиЖ.). Первая волна этого обследования состоялась в 2004 г., охватив 11 261 респондента, вторая – три года спустя – в 2007 г., и содержала 11 117 респондентов. Следует отметить, что в обследовании РиДМиЖ особое внимание придается учету временного фактора, который установлен на уровне трех лет. Для анализа были применены модели бинарной логистической регрессии, оценивающие вероятность рождения ребенка в зависимости от набора факторов и, прежде всего, от высказанных ранее намерений родить его. В качестве зависимой переменной выступала переменная рождения ребенка в период между волнами.

Анализ данных обследования подтверждает, что намерения, безусловно, влияют на вероятность рождения ребенка. Так, если во всей выборке за три года немногим более 9% женщин репродуктивных возрастов родили ребенка, то среди женщин, выражавших общее желание завести его, родили в два раза больше – порядка 20%. Среди тех, кто точно хотел родить ребенка в ближайшие три года, реализовали свои планы почти 40%. Напротив, рождения детей у женщин, не хотевших иметь детей, происходили намного реже. Тем не менее, реализация намерений в целом не очень высока. Даже среди женщин, которые с высокой степенью уверенности хотели бы родить ребенка в ближайшие три года, порядка 60% свои намерения не реализовали. Женщины, отказавшиеся иметь детей, лучше следуют своим намерениям, но и здесь незапланированные рождения состоялись у 4-6% женщин. Докладчик отметила, что наиболее валидные результаты получаются при условии, что предсказываются намерения, выраженные относительно конкретного интервала времени, а также, если контролируется ряд факторов.

В заключение, Оксана сказала, что представленный в этой работе анализ – лишь один из первых шагов в изучении факторов рождаемости и возможности ее прогнозирования, исходя из опросов населения. Было выявлено, что лучше всего сбываются намерения, которые были увязаны с определенным интервалом времени и позволяли учесть степень уверенности женщины в возможности их реализации. Вместе с тем, вопрос о том, можно ли использовать намерения в корректировке прогнозов рождаемости на ближайшую перспективу нуждается в дальнейшем изучении и обсуждении. Наконец, дополнительного изучения требует вопрос о взаимосвязи между социально-экономическими факторами и рождаемостью. Эти факторы оказывали влияние на формирование намерений женщины завести ребенка. Проведенный анализ показал, что они статистически не значимы в объяснении фактических рождений. Однако, несмотря на то, что остаются некоторые открытые вопросы уже сейчас ясно: в современной России намерения иметь детей выступают статистически значимым фактором в предсказании будущих рождений. Причем речь идет, главным образом, о планировании рождения второго и последующих детей, которые и выступают объектом демографической политики. В этом случае за предпочтениями в отношении числа детей и намерениями угадывается как сама вероятность рождения ребенка, так и то, когда он появится. С точки зрения политики, еще более важно то, что на основании планов населения лучше всего можно прогнозировать «не рождаемость».

В качестве оппонента на семинаре выступал Владимир Архангельский, старший научный сотрудник Центра по изучению проблем народонаселения ЭФ МГУ. Поблагодарив докладчика, Владимир отметил, что особый интерес данное исследование вызывает потому, что оно было проведено на микроданных, а также с использованием информации об очередности рождений. Оппонент дал несколько советов относительно дальнейшего развития исследования, в частности, указав несколько вопросов, на которые в будущем интересно было бы получить ответы, например, чье мнение из супругов больше влияет на намерения в условиях расхождения взглядов супругов относительно рождения ребенка? Наконец, главным вопросом, по мнению Владимира, является выяснение того факта, почему в итоге намерения не были реализованы?

В ходе развернувшейся дискуссии Лариса Смирных (ЛИРТ ГУ-ВШЭ) задала вопрос о том, влияет ли в других странах материальное положение и если да, то каким образом, на намерение родить. Оксана отметила, что влияние во всех странах разное, но в таком аспекте, как в России, выявлено не было.

Михаил Денисенко (ИнДем ГУ-ВШЭ) в свою очередь заметил, что прогнозирование рождаемости исследуется достаточно давно, но использовать для этого намерения на макроуровне крайне опасно, поэтому данное исследование является уникальным, так как рассматривает данные микроуровня. Репродуктивные намерения являются частью общих намерений, поэтому интересным, на его взгляд, было бы посмотреть, как формируются репродуктивные намерения в зависимости от реализации остальных намерений. Таким образом, проследить взаимосвязь различных намерений. Также Михаилом было предложено посмотреть индекс потребительских настроений для оценки намерений в ближайшие годы.

Ведущий семинара Сергей Рощин , подводя итоги, согласился с коллегами, что данная работа интересна тем, что это редкий случай анализа на микро уровне и на панельных данных, что позволяет нам лучше понимать и дает возможность моделировать поведение людей.

Презентация к докладу


Скоркина Виктория, сотрудник ЛИРТ