• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Трудовые биографии самозанятых работников

19 января на семинаре ЛИРТ Денис Стребков (ФС, ЛЭСИ ГУ-ВШЭ) и Андрей Шевчук (ФС, ЛЭСИ ГУ-ВШЭ) представили доклад «Трудовые биографии самозанятых работников (по результатам Первой всероссийской переписи фрилансеров)».

19 января состоялся научный семинар ЛИРТ «Трудовые биографии самозанятых работников (по результатам Первой всероссийской переписи фрилансеров)», на котором Денис Стребков и Андрей Шевчук, доценты кафедры экономической социологии ГУ-ВШЭ, представили доклад по материалам проведенного ими обследования среди электронных фрилансеров.

Возникновение интереса к данной теме докладчики объяснили желанием выявить особенности стратегий поведения фрилансеров на рынке труда, прежде всего, в отношении выбора данного типа занятости.

В первой части доклада Андрей Шевчук остановился на определении термина «фрилансер», которое пока не является устоявшимся. В представленной работе под фрилансером понимался независимый профессионал высокой квалификации, который не состоит в штате организации и не включен в традиционные трудовые отношения, а самостоятельно реализует свои услуги различным клиентам, не являясь субподрядчиком единственного заказчика. Объектом исследования выступали электронные фрилансеры, то есть те, кто осуществляет свою деятельность удаленно с использованием информационно-коммуникационных технологий.

В конце 2008 года авторами был проведен онлайн-опрос пользователей портала free-lance.ru. Несмотря на все недостатки онлайн-опросов, которые отметили сами докладчики (стихийность и смещение выборки, намеренное искажение данных респондентами и др.), по их словам, им удалось охватить значительную часть генеральной совокупности электронных фрилансеров в России, и структура их выборки по специальностям вполне соответствует распределению пользователей, полученному по данным указанной электронной биржи. В дальнейшем анализе использовались данные только по тем индивидам, которые на момент опроса являлись фрилансерами и имели некоторый опыт подобной работы в прошлом, то есть из анализа были исключены начинающие, разовые, бывшие и будущие фрилансеры.

Денис Стребков представил данные, касающиеся социально-демографических и квалификационных характеристик электронных фрилансеров (две трети из них мужчины; подавляющее большинство моложе 30 лет; более половины имеет высшее или послевузовское образование). Затем он описал, каким образом в исследовании выделялись трудовые траектории фрилансеров: всего их было сформировано 64 в зависимости от статуса занятости (штатный работник, совмещение работы в штате с фрилансерством, исключительно фрилансерская деятельность, предпринимательство) в прошлом, настоящем и будущем периодах (в последнем случае учитывались предпочтения респондента относительно своего статуса в будущем). В целом, на момент опроса примерно по 45% респондентов являлись «чистыми» фрилансерами или совмещали фрилансерство с работой в штате какой-либо организации. Подавляющее большинство (67%) начинали свой трудовой путь с работы в штате и лишь четверть – с «чистого» фрилансерства.

Примечательно, что в будущем только 9% планируют остаться «чистыми» фрилансерами, тогда как 41% хотят открыть собственный бизнес, а 45% - совмещать «свободную занятость» со штатной работой. Кроме того, для самих исследователей явилось сюрпризом то, что траектория, включавшая в себя исключительно фрилансерскую деятельность в настоящем, прошлом и будущем, оказалась одной из наименее распространенных (1,5% респондентов). Был сделан вывод о том, что во фриланс приходят, как правило, люди с опытом работы в штате организации, но они рассматривают «свободную занятость» лишь как временный, переходный этап на пути к предпринимательству или совмещению ее с штатной работой.

В заключительной части представленной работы авторы объединили наиболее распространенные траектории в близкие по отдельным звеньям (трудовые стратегии) и изучили социально-демографические и мотивационные характеристики их обладателей. Оказалось, что фрилансеры, имевшие близкие траектории трудовой биографии, имели и довольно схожие характеристики (возраст, пол, уровень дохода и доля дохода от фрилансерства в нем, продолжительность рабочего времени, отношение к фрилансу). Многомерное шкалирование позволило представить это в наглядном виде.

В ходе обсуждения доклада одним из наиболее дискуссионных вопросов стало определение термина «фрилансер». Лариса Смирных, выступившая в качестве оппонента, порекомендовала докладчикам отнести фрилансеров к особой категории самозанятых работников и раскрыть те особенности, которые отличают их деятельность от других видов самозанятости. Сразу несколько участников дискуссии отметили, что высокая квалификация вряд ли может выступать отличительным видовым признаком фрилансеров.

В отношении сравнения трудовых стратегий фрилансеров Лариса Смирных посоветовала не ограничиваться данными дескриптивной статистики, а провести тесты на однородность этих групп, составить матрицы переходов индивидов между отдельными этапами трудовой биографии, а также путем оценки мультиноминальной регрессии выявить детерминанты выбора индивидами определенной трудовой стратегии. Правда, как заметила Инна Мальцева, оценки, полученные таким образом, окажутся смещенными в силу характера формирования выборки (самоотбора), и решить эту проблему с использованием имеющихся у авторов данных вряд ли удастся.

Участники семинара обратили внимание на проблему «вторичности» фриланса как на наиболее интересную и дали докладчикам несколько советов относительно поиска ответа на вопрос о том, почему большая часть фрилансеров планирует в будущем полностью или частично отказаться от данного типа занятости. Так, Лариса Смирных заметила, что следует учитывать не только ценности и мотивацию индивидов, но и характер и условия занятости фрилансеров. Сергей Рощин посоветовал больше внимания уделить таким экономическим факторам, как распределение времени, относительная производительность индивидов при разных типах занятости, а также наличие у них других источников дохода (например, доходов других членов семьи). Он также заметил, что в процессе работы в штате индивиды могут приобретать те навыки, которые они затем могут использовать во фрилансерской деятельности, и с этой точки зрения малая распространенность «чистой» фрилансерской траектории не представляется столь удивительной.

В завершении семинара Сергей Рощин отметил, что в связи с распространением информационных технологий в экономике меняются модели распределения времени и контрактации – это выливается в ряд особенностей такого вида деятельности, как фрилансерство, и поведения таких агентов, как фрилансеры, но эти особенности исследователям еще только предстоит выявить и описать.

Презентация к докладу



Ольга Мироненко, научный сотрудник ЛИРТ