• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Трудовые ценности в учебниках начальной школы: сегодня и 20 лет назад

Как изменилось отображение труда в школьных учебниках за 20 лет? Что пришло на смену советским ценностям? Почему такие исследования могут помочь оценить устойчивость функции предпочтений индивидов? Эти вопросы обсуждали 23 июня на семинаре Лаборатории исследований рынка труда (ЛИРТ) ГУ-ВШЭ, был представлении доклад старшего научного сотрудника Института социологии РАН Лидии Окольской.

23 июня на семинаре Лаборатории исследований рынка труда был представлении доклад старшего научного сотрудника Института социологии РАН Лидии Окольской на тему «Трудовые ценности и нормы в содержании учебников для начальной школы: сегодня и 20 лет назад». Как отметил во вступительном слове Сергей Рощин, подобные исследования могут быть использованы для оценки устойчивости функций предпочтения индивидов, которые являются краеугольным камнем в экономическом изучении поведения людей.

В начале доклада Лидия Окольская представила основные исследовательские гипотезы: труд представлен в российских учебниках в качестве важной жизненной ценности и носит позитивную эмоциональную окраску; между современными российскими и советскими учебниками 80-х годов имеются существенные различия в содержании утверждаемых ими трудовых норм; по сравнению с советскими изданиями, в текстах современных российских учебников снижается выраженность трудовых ценностей в целом, и происходит ослабление норм, утверждающих трудовой героизм, энтузиазм, экстраординарные достижения.

Для проверки гипотез был проведен контент-анализ 30 учебников для начальной школы. Исследование охватывает два периода: современные учебники, вышедшие после 2000 г., и советские издания 1982–1983 гг. Для анализа были отобраны учебники ведущих издательств по предметам «Литературное чтение» (оно же «Родная речь» в 1980-е гг.) и «Окружающий мир» (бывшее «Природоведение»). С помощью специального кодификатора был создан массив данных для статистического анализа. Трудовые ценности и нормы реконструировались на основе личных качеств и особенностей поведения трудящихся персонажей учебников.

Главное сходство, выделенное автором у современных и советских учебников – явственный акцент на ценности труда. Учебники приучают детей к мысли, что работа является важнейшим элементом человеческой жизни. Кроме того, и современные, и советские учебники намного (в 3–4 раза) чаще иллюстрируют труд на примере взрослых, а не детских персонажей. Они также изображают работающих мужчин в 4 раза чаще, чем женщин. В этом можно увидеть отголосок патриархальных, маскулинных норм, согласно которым главным работником является взрослый мужчина.

Как было отмечено в докладе, в основном учебники показывают читателям примеры физического, а не интеллектуального труда. Это объяснялось исследователем как следствие нескольких факторов: во-первых, советской идеологии, отдающей наибольший почет человеку физического труда. Во-вторых, сказывается литературная традиция – в рассказах и сказках для детей, включаемых в учебники, действие часто разворачивается в сельскохозяйственном контексте. В-третьих, примеры физического труда более наглядны и понятны детям, и потому они с большей вероятностью попадают в учебники.

Исследование показало, что среди мотивов труда в современных и советских учебниках преобладают социальная миссия (принесение пользы обществу или группе) и работа по хозяйству (не оплачиваемая деньгами). Несмотря на высокую, ожидаемую значимость материалистических ценностей в жизни современного общества, получение прибыли и заработка пока не вошло в число «нормальных» мотивов труда. Денежные отношения по-прежнему занимают маргинальное положение в системе ценностей, транслируемой учебниками.

Одним из важных выводов, на который Лидией Окольской был сделан акцент было ослабление нормы достижения — то есть, стимулов к совершению нерядовых поступков – решению задач высокой сложности, требующих инновационных и инициативных решений, иногда связанных с опасностью и риском, труд для себя теперь встречается в учебниках чаще, чем труд для других (в советских изданиях соотношение мотивов было 32 и 43%, в современных оно стало 48 и 31%). При этом работа носит в основном спокойный, даже рутинный характер. И что интересно, в современных школьников реже знакомят с примерами цейтнота и того напряжения сил, которое необходимо для выполнения важной работы в сжатые сроки.

Однако было упомянуто, что в современных учебниках начинает проступать связь между работой и денежным вознаграждением. А так же, в современных учебниках модернизируется нормативно предписанная структура занятий и профессий. Несмотря на то, что преобладающим видом деятельности остается сельскохозяйственный труд (19%), все больше персонажей работают в области науки и искусства (13% по сравнению с 5% в 1980-е) и в сфере услуг (11% сейчас и 4% в советских изданиях). Еще одним важным выводом из работы, на который докладчик обратила внимание собравшихся, было то, что за прошедшие 20 лет произошла своеобразная урбанизация трудовой тематики: если в советское время 25% работающих персонажей проживали в городе и 36% – в селе, то сейчас это соотношение поменялось на противоположное (соответственно 34 и 27%).

Заканчивая свой доклад, Лидия Окольская отметила, что одним из основных наблюдений ее исследования касалось характера преемственности между современными и советскими учебниками. Стратегия многих авторов учебников, несомненно, подразумевает использование достижений советской традиции. Современные учебные комплекты зачастую создаются при участии тех же людей, которые писали советские учебники. Составители работают с содержательным корпусом советских учебников и хрестоматий, производя из него выборку текстов, отвечающих духу времени. При этом отдельные тексты исключаются как неактуальные, а их место занимают другие.

Обсуждение доклада началось с уточнения некоторых технических подробностей, в частности, Сергей Рощин спросил о возрастных характеристиках составителей учебников. Оказалось, что большей частью состав авторов новых учебников не изменился в сравнении со старыми, хотя появились среди них и представители нового поколения. Лариса Смирных (ЛИРТ ГУ-ВШЭ) поинтересовалась о мотивах выбора в качестве предмета исследования именно учебников 1-4 классов школы и почему именно за 1982-83 гг. Лидия Окольская ответила, что тому было несколько причин: во-первых, в младших классах у школьников больше доверия к материалу учебных курсов, во-вторых, у них еще не так много альтернативных источников информации об окружающем мире, в-третьих, тексты в этих учебниках достаточно просты для анализа. Что касается временного отрезка, то он был продиктован доступностью предмета анализа. Так же в исследовательские планы Окольской входит исследование более ранних учебных пособий.

Оппонентом выступала Ирина Козина, заместитель директора Институт управления социальными процессами ГУ-ВШЭ. В своей речи она похвалила работу Окольской за ясность и прозрачность логики изложения. В качестве слабого места в методологии работы, которой был качественный анализ текстов, был отмечен недостаток примеров. Как в конкретных спорных случаях принималось решение, например, о позитивной или нейтральной оценке труда. Обсуждая структуру мотивов труда, Козина сослалась на проведенное с ее участием исследование, где были выделены 2 большие группы мотивов: социальные и инструментальные. Используя методологию своего исследования, она предложила альтернативную группировку мотивов труда для исследования Окольской. В результате, получилось, что в 80-ые примерно 40% мотивов к труду были социальными, а в 2000-ые – инструментальными.

Следующим взял слово Виталий Безрогов из Института теории образования и педагогики РАО. Он пояснил собравшимся принципиальные различия между американскими учебниками для младшей школы и русскими. Если в русских много внимания уделяется проблеме того, кем должен стать ребенок в будущем, то американские направлены на проработку возможных реакций ребенка на обстоятельства его повседневной жизни. Причем, в то время как в русских учебниках повествование начинается с момента прихода ребенка в школу и далее о его школьной жизни, то в американских школа уходит на второй, и даже третий план. Возможно, обнаруженные автором исследования изменения можно объяснить техническим изъятием идеологически окрашенных текстов из учебника, а вовсе не сменой социального заказа общества.

Сергей Рощин попытался просуммировать возможные варианты объяснения полученных автором результатов. Во-первых, наблюдаемое изменение стало чисто техническим результатом изъятия идеологически окрашенных текстов из учебников. Во-вторых, это может быть изменением социального заказа общества, но в таком случае возникает вопрос, кто же является носителем этого заказа. В-третьих, произошли изменения в окружающей действительности и поэтому авторы сознательно транслировали эти изменения через тексты учебников. И уже здесь возникает следующий вопрос – кто же эти авторы и насколько точно и верно они отразили произошедшие изменения?

Презентация к докладу

Статья по теме доклада


Марина Калабина, Сотрудник ЛИРТ